Разумный срок гпк рф

Понятие разумного срока в судопроизводстве

Разумный срок гпк рф
Разумный срок гпк рф

Понятие «разумный срок судопроизводства» присутствует в гражданском (ст. 6.1 ГПК РФ), арбитражном (ст. 6.1 АПК РФ), уголовном (ст. 6.1 УПК РФ), административном (ст. 10 КАС) процессе.

Более того, для защиты конституционного права граждан на разумный срок судебного разбирательства был принят специальный Федеральный закон от 30.04.2010 №68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”.

Тем не менее, ни один из этих актов не определяет срока, который можно считать разумным, а лишь отражает выработанные практикой Европейского Суда по Правам Человека (далее – ЕСПЧ) критерии определения «разумности»: правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

Однако обратимся к истории названного закона и статей процессуального законодательства. Они были приняты не случайно, а стали реакцией РФ на знаковое Постановление ЕСПЧ по делу «Бурдов против РФ»[1] №2 (Жалоба №33509/04), принятое 15 января 2009.

В резолютивной части Постановления говорилось, в частности: «власти государства-ответчика обязаны ввести в течение 6 месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст.

44 Конвенции [о защите прав человека и основных свобод] эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учётом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда».

[attention type=green]
Конституционный Суд РФ (далее – КС) в своём определении от 03.07.2008 №734-О-П «По жалобе гражданки В. на нарушение её конституционных прав ст.
[/attention]

151 ГК РФ» отразил, в том числе, позицию ЕСПЧ, упомянув, в частности, более раннее постановление по делу «Бурдов против РФ», вынесенное 7 мая 2002. КС подчеркнул, что ст.

151 ГК РФ не препятствует принятию решения о денежной компенсации в случаях неисполнения судебных решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, однако, «этим с федерального законодателя не снимается обязанность – исходя из Конституции РФ и с учётом настоящего Определения – в кратчайшие сроки установить критерии и процедуру, обеспечивающие присуждение компенсаций за неисполнение решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, в соответствии с признаваемыми РФ международно-правовыми стандартами».

Таким образом, принятие ряда судебных актов по вопросам чрезмерных сроков судебного разбирательства ЕСПЧ, и, наконец, реакция КС РФ послужили необходимым катализатором для введения соответствующих норм в российское процессуальное законодательство. После их введения на российские суды обрушился поток соответствующих заявлений с требованиями компенсации за нарушение разумных сроков. И здесь мы сталкиваемся с центральной проблемой рассматриваемой правовой категории.

[attention type=green]
Казалось бы, что может быть яснее, чем требования разумности, здравого смысла? Но, как показывает практика, не всё так просто, ведь и само понятие «разумный срок» и те критерии, которые перекочевали в российское законодательство из судебной практики, бесспорно, являются исключительно оценочными.
[/attention]

Так, истец полагает, что его дело является простым, судья же (с профессиональной точки зрения!) оценивает дело как сложное, требующее повышенного внимания и выработки чёткой позиции по всем затрагиваемым в процессе судебного разбирательства правовым вопросам.

Истец может полагать, что поведение сторон удовлетворяет любым нормам (от процессуальных до этических), а действия суда не являются достаточными и эффективными для оптимального рассмотрения и разрешения дела. Очевидно, что позиция суда по этим вопросам может быть в точности противоположной.

Из всего этого мы можем сделать вывод, что любой спор, проистекающий из требований о разумном сроке, сведётся лишь к голословным оценочным суждениям сторон и суда.

Один из способов выхода из описанного тупика – отсылка к обычному порядку.

Например, при рассмотрении некоего дела сторона подаёт жалобу о нарушении своего права на судопроизводство в разумный срок; рассматривающий жалобу суд принимает во внимание обстоятельства дела, в рамках которого, по мнению заявителя, нарушено его право, и отыскивает подобные этому делу процессы в судебной практике. Если жалоб о нарушении права на судопроизводство в разумный срок в найденных судом аналогах не подавалось, то эта практика обобщается, и средний срок судопроизводства принимается как нормальный и обычный в подобных делах.

Также, как и следовало ожидать, появилось предложение об установлении жёстких процессуальных сроков, установлении предельного количества продления сроков и переноса заседаний суда.

Это предложение ценно тем, что позволяет посмотреть на проблему ad absurdum, вернуться к первопричинам того, почему в праве необходимы оценочные категории, а судью нельзя заменить автоматом, решающим правовые вопросы путём выбора нормы по сходству нормы и конкретного юридического состава.

[attention type=yellow]
Универсализм и жёсткость в юридическом (в том числе гражданском) процессе неприемлемы, так как не позволяют учесть всего возможного разнообразия обстоятельств и ситуаций.
[/attention]

Оговоримся, что приведённые в двух предыдущих абзацах выводы в равной мере применимы не только к судопроизводству, но и к исполнению судебных актов. Хотелось бы, в то же время, подчеркнуть, что исполнение судебных актов было бы более эффективным, если бы служба судебных приставов была напрямую подчинена судам.

Возможно, структура органов исполнительной власти выглядит вполне продуманной в том виде, какой имеет сейчас, но по нашему глубокому убеждению, если некто принимает решения, то должен быть наделён и способностью их исполнения. Судьи же никоим образом не могут оказать реальное воздействие на исполнение принятых ими решений.

Если же подчинить исполнителя – ФССП – напрямую суду, то возможности последнего влиять на ход исполнения судебных актов, безусловно, возрастут. Кроме того, стоит ли говорить о том, что судебные приставы должны территориально находиться при суде и исполнять решения того суда, при котором находятся.

[attention type=yellow]
Иными словами, система должна быть построена с максимальным удобством для обращающегося за защитой своих прав лица.
[/attention]

Возвращаясь к практике ЕСПЧ, нельзя не отметить опубликованные 17 апреля 2012 Постановления по делам «Илюшкин и другие против России» (Ilyushkin and Others v. Russia, жалобы NN 5734/08 и др.) и «Калинкин и другие против России» (Kalinkin and Others v. Russia, жалобы NN 16967/10 и др.

), которыми ЕСПЧ прямо заключил, что ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30.04.

2010 №68-ФЗ не создаёт необходимого эффективного средства правовой защиты, так как позволяет получить компенсацию за нарушение права на исполнение лишь «судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ», но не иных судебных актов, которые государство обязано исполнить «в натуре».

Тем самым, наблюдается продолжение известной практики исполнения государством решений ЕСПЧ, да и непосредственно российских судов: компенсации выплачиваются исправно, но если речь идёт о действиях вроде ремонта ветхого жилья, предоставления социальных льгот, запрета или разрешения какой-либо деятельности – исполнение затягивается, и попытки принудить к исполнению не имеют желаемого результата.

[attention type=red]
Помимо всего прочего, стоит особо отметить констатацию ЕСПЧ того, что интерпретация 68-ФЗ Верховным Судом РФ, данная им при рассмотрении дел ряда заявителей, свидетельствует о том, что заявители – как и иные лица, находящиеся в сходной ситуации – лишены внутренних средств правовой защиты.
[/attention]

ЕСПЧ, в частности, прямо сослался на совместное Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 30/64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Итак, совершенно очевидно, что норма о разумных сроках судопроизводства и исполнения судебных актов «не работает» надлежащим образом.

Системный анализ проблемы подсказывает, что причины дисфункциональности нормы лежат не только в области судопроизводства и исполнения судебных актов – нельзя винить во всём только судей и приставов, хотя, безусловно, именно из-за их негодной работы дела рассматриваются, а судебные решения исполняются годами. Корень зла лежит в основании всей российской действительности – тотальная безответственность в совокупности с размытостью и пересечением полномочий позволяют любому органу или должностному лицу «откреститься» от выполнения любой задачи, переложить её на другого, а ещё проще – перенаправлять граждан и представителей юридических лиц из одного присутственного места в другое, пока те не осознают бесплодность попыток заставить скакать мёртвую лошадь.

[1] http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-90671

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/10/2/ponyatie_razumnogo_sroka_v_sudoproizvodstve_0

Как суды определяют разумный срок по ГК и УПК РФ, есть ли временные рамки

Разумный срок гпк рф

В большинстве статей Гражданского кодекса РФ, посвященных исполнению обязательств, прописываются сроки их исполнения. Но иногда вместо сроков исполнения можно встретить термин «разумный срок». При этом гражданское законодательство не дает точного определения этому термину и не содержит временных границ разумных сроков.

⏰ Разумный срок в гражданском праве

Под понятием разумного срока в гражданском праве понимается разумный срок исполнения обязательств. Это временной отрезок, необходимый должнику для осуществления действий, предусмотренных обязательством.

Никаких специальных критериев разумности срока в Гражданском кодексе РФ нет. Это определение относительно и носит оценочный характер, поэтому при возникновении споров разумность срока определяет суд исходя из сложившейся практики и обстоятельств конкретного дела. При этом стороны спора имеют право высказаться насчет разумности сроков, но итоговое решение суд оставляет на свое усмотрение.

Определяя разумность срока, суд обязан в своем решении обосновать, почему он счел именно этот срок разумным. В противном случае, заинтересованное лицо имеет право подать апелляцию, после чего решение суда может быть отменено.

Применение в гражданских делах

Обычно определение разумного срока используется в следующих случаях (кроме ситуаций, когда договором или законом регламентировано иное):

  1. Если для совершения какой-либо сделки необходимо согласие третьего лица или органа власти, то о своем решении данное лицо или орган власти обязаны уведомить именно в разумный срок.
  2. Если сделка была совершена от имени представителя в интересах другого лица, то об одобрении действий своего представителя представляемое лицо должно уведомить в разумный срок.
  3. Если при залоге заложенная вещь была испорчена или уничтожена в ситуации, за которую залогодержатель не несет ответственности, то залогодатель должен в разумный срок восстановить или заменить эту вещь.
  4. Если при поручительстве возникла ситуация перевода долга, а поручитель в разумный срок не дал согласия на свою ответственность за выполнение обязательств новым должником.

Чаще всего разумный срок возникает в процессе исполнения обязательств по договору, согласно ст. 314 Гражданского кодекса РФ. Опираясь на данную статью, стороны часто считают разумным сроком 7 дней.

Упоминание разумного срока можно найти более, чем в полусотне статей Гражданского кодекса РФ, в том числе в ст. 157.1, ст. 345 и др.

Вы согласны с понятием «разумный срок» в гражданском и уголовном праве?Да, считаю это понятие обоснованнымНет, мне бы хотелось, чтобы все было прописано четкоНикогда об этом не задумывался

Понятие разумного срока в судопроизводстве

Разумный срок гпк рф
Разумный срок гпк рф

Понятие «разумный срок судопроизводства» присутствует в гражданском (ст. 6.1 ГПК РФ), арбитражном (ст. 6.1 АПК РФ), уголовном (ст. 6.1 УПК РФ), административном (ст. 10 КАС) процессе.

Более того, для защиты конституционного права граждан на разумный срок судебного разбирательства был принят специальный Федеральный закон от 30.04.2010 №68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”.

Тем не менее, ни один из этих актов не определяет срока, который можно считать разумным, а лишь отражает выработанные практикой Европейского Суда по Правам Человека (далее – ЕСПЧ) критерии определения «разумности»: правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

Однако обратимся к истории названного закона и статей процессуального законодательства. Они были приняты не случайно, а стали реакцией РФ на знаковое Постановление ЕСПЧ по делу «Бурдов против РФ»[1] №2 (Жалоба №33509/04), принятое 15 января 2009.

В резолютивной части Постановления говорилось, в частности: «власти государства-ответчика обязаны ввести в течение 6 месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст.

44 Конвенции [о защите прав человека и основных свобод] эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учётом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда».

[attention type=green]
Конституционный Суд РФ (далее – КС) в своём определении от 03.07.2008 №734-О-П «По жалобе гражданки В. на нарушение её конституционных прав ст.
[/attention]

151 ГК РФ» отразил, в том числе, позицию ЕСПЧ, упомянув, в частности, более раннее постановление по делу «Бурдов против РФ», вынесенное 7 мая 2002. КС подчеркнул, что ст.

151 ГК РФ не препятствует принятию решения о денежной компенсации в случаях неисполнения судебных решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, однако, «этим с федерального законодателя не снимается обязанность – исходя из Конституции РФ и с учётом настоящего Определения – в кратчайшие сроки установить критерии и процедуру, обеспечивающие присуждение компенсаций за неисполнение решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, в соответствии с признаваемыми РФ международно-правовыми стандартами».

Таким образом, принятие ряда судебных актов по вопросам чрезмерных сроков судебного разбирательства ЕСПЧ, и, наконец, реакция КС РФ послужили необходимым катализатором для введения соответствующих норм в российское процессуальное законодательство. После их введения на российские суды обрушился поток соответствующих заявлений с требованиями компенсации за нарушение разумных сроков. И здесь мы сталкиваемся с центральной проблемой рассматриваемой правовой категории.

[attention type=green]
Казалось бы, что может быть яснее, чем требования разумности, здравого смысла? Но, как показывает практика, не всё так просто, ведь и само понятие «разумный срок» и те критерии, которые перекочевали в российское законодательство из судебной практики, бесспорно, являются исключительно оценочными.
[/attention]

Так, истец полагает, что его дело является простым, судья же (с профессиональной точки зрения!) оценивает дело как сложное, требующее повышенного внимания и выработки чёткой позиции по всем затрагиваемым в процессе судебного разбирательства правовым вопросам.

Истец может полагать, что поведение сторон удовлетворяет любым нормам (от процессуальных до этических), а действия суда не являются достаточными и эффективными для оптимального рассмотрения и разрешения дела. Очевидно, что позиция суда по этим вопросам может быть в точности противоположной.

Из всего этого мы можем сделать вывод, что любой спор, проистекающий из требований о разумном сроке, сведётся лишь к голословным оценочным суждениям сторон и суда.

Один из способов выхода из описанного тупика – отсылка к обычному порядку.

Например, при рассмотрении некоего дела сторона подаёт жалобу о нарушении своего права на судопроизводство в разумный срок; рассматривающий жалобу суд принимает во внимание обстоятельства дела, в рамках которого, по мнению заявителя, нарушено его право, и отыскивает подобные этому делу процессы в судебной практике. Если жалоб о нарушении права на судопроизводство в разумный срок в найденных судом аналогах не подавалось, то эта практика обобщается, и средний срок судопроизводства принимается как нормальный и обычный в подобных делах.

Также, как и следовало ожидать, появилось предложение об установлении жёстких процессуальных сроков, установлении предельного количества продления сроков и переноса заседаний суда.

Это предложение ценно тем, что позволяет посмотреть на проблему ad absurdum, вернуться к первопричинам того, почему в праве необходимы оценочные категории, а судью нельзя заменить автоматом, решающим правовые вопросы путём выбора нормы по сходству нормы и конкретного юридического состава.

[attention type=yellow]
Универсализм и жёсткость в юридическом (в том числе гражданском) процессе неприемлемы, так как не позволяют учесть всего возможного разнообразия обстоятельств и ситуаций.
[/attention]

Оговоримся, что приведённые в двух предыдущих абзацах выводы в равной мере применимы не только к судопроизводству, но и к исполнению судебных актов. Хотелось бы, в то же время, подчеркнуть, что исполнение судебных актов было бы более эффективным, если бы служба судебных приставов была напрямую подчинена судам.

Возможно, структура органов исполнительной власти выглядит вполне продуманной в том виде, какой имеет сейчас, но по нашему глубокому убеждению, если некто принимает решения, то должен быть наделён и способностью их исполнения. Судьи же никоим образом не могут оказать реальное воздействие на исполнение принятых ими решений.

Если же подчинить исполнителя – ФССП – напрямую суду, то возможности последнего влиять на ход исполнения судебных актов, безусловно, возрастут. Кроме того, стоит ли говорить о том, что судебные приставы должны территориально находиться при суде и исполнять решения того суда, при котором находятся.

[attention type=yellow]
Иными словами, система должна быть построена с максимальным удобством для обращающегося за защитой своих прав лица.
[/attention]

Возвращаясь к практике ЕСПЧ, нельзя не отметить опубликованные 17 апреля 2012 Постановления по делам «Илюшкин и другие против России» (Ilyushkin and Others v. Russia, жалобы NN 5734/08 и др.) и «Калинкин и другие против России» (Kalinkin and Others v. Russia, жалобы NN 16967/10 и др.

), которыми ЕСПЧ прямо заключил, что ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30.04.

2010 №68-ФЗ не создаёт необходимого эффективного средства правовой защиты, так как позволяет получить компенсацию за нарушение права на исполнение лишь «судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ», но не иных судебных актов, которые государство обязано исполнить «в натуре».

Тем самым, наблюдается продолжение известной практики исполнения государством решений ЕСПЧ, да и непосредственно российских судов: компенсации выплачиваются исправно, но если речь идёт о действиях вроде ремонта ветхого жилья, предоставления социальных льгот, запрета или разрешения какой-либо деятельности – исполнение затягивается, и попытки принудить к исполнению не имеют желаемого результата.

[attention type=red]
Помимо всего прочего, стоит особо отметить констатацию ЕСПЧ того, что интерпретация 68-ФЗ Верховным Судом РФ, данная им при рассмотрении дел ряда заявителей, свидетельствует о том, что заявители – как и иные лица, находящиеся в сходной ситуации – лишены внутренних средств правовой защиты.
[/attention]

ЕСПЧ, в частности, прямо сослался на совместное Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 30/64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Итак, совершенно очевидно, что норма о разумных сроках судопроизводства и исполнения судебных актов «не работает» надлежащим образом.

Системный анализ проблемы подсказывает, что причины дисфункциональности нормы лежат не только в области судопроизводства и исполнения судебных актов – нельзя винить во всём только судей и приставов, хотя, безусловно, именно из-за их негодной работы дела рассматриваются, а судебные решения исполняются годами. Корень зла лежит в основании всей российской действительности – тотальная безответственность в совокупности с размытостью и пересечением полномочий позволяют любому органу или должностному лицу «откреститься» от выполнения любой задачи, переложить её на другого, а ещё проще – перенаправлять граждан и представителей юридических лиц из одного присутственного места в другое, пока те не осознают бесплодность попыток заставить скакать мёртвую лошадь.

[1] http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-90671

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/10/2/ponyatie_razumnogo_sroka_v_sudoproizvodstve_0

Как суды определяют разумный срок по ГК и УПК РФ, есть ли временные рамки

Разумный срок гпк рф

В большинстве статей Гражданского кодекса РФ, посвященных исполнению обязательств, прописываются сроки их исполнения. Но иногда вместо сроков исполнения можно встретить термин «разумный срок». При этом гражданское законодательство не дает точного определения этому термину и не содержит временных границ разумных сроков.

⏰ Разумный срок в гражданском праве

Под понятием разумного срока в гражданском праве понимается разумный срок исполнения обязательств. Это временной отрезок, необходимый должнику для осуществления действий, предусмотренных обязательством.

Никаких специальных критериев разумности срока в Гражданском кодексе РФ нет. Это определение относительно и носит оценочный характер, поэтому при возникновении споров разумность срока определяет суд исходя из сложившейся практики и обстоятельств конкретного дела. При этом стороны спора имеют право высказаться насчет разумности сроков, но итоговое решение суд оставляет на свое усмотрение.

Определяя разумность срока, суд обязан в своем решении обосновать, почему он счел именно этот срок разумным. В противном случае, заинтересованное лицо имеет право подать апелляцию, после чего решение суда может быть отменено.

Применение в гражданских делах

Обычно определение разумного срока используется в следующих случаях (кроме ситуаций, когда договором или законом регламентировано иное):

  1. Если для совершения какой-либо сделки необходимо согласие третьего лица или органа власти, то о своем решении данное лицо или орган власти обязаны уведомить именно в разумный срок.
  2. Если сделка была совершена от имени представителя в интересах другого лица, то об одобрении действий своего представителя представляемое лицо должно уведомить в разумный срок.
  3. Если при залоге заложенная вещь была испорчена или уничтожена в ситуации, за которую залогодержатель не несет ответственности, то залогодатель должен в разумный срок восстановить или заменить эту вещь.
  4. Если при поручительстве возникла ситуация перевода долга, а поручитель в разумный срок не дал согласия на свою ответственность за выполнение обязательств новым должником.

Чаще всего разумный срок возникает в процессе исполнения обязательств по договору, согласно ст. 314 Гражданского кодекса РФ. Опираясь на данную статью, стороны часто считают разумным сроком 7 дней.

Упоминание разумного срока можно найти более, чем в полусотне статей Гражданского кодекса РФ, в том числе в ст. 157.1, ст. 345 и др.

Вы согласны с понятием «разумный срок» в гражданском и уголовном праве?Да, считаю это понятие обоснованнымНет, мне бы хотелось, чтобы все было прописано четкоНикогда об этом не задумывался

Понятие разумного срока в судопроизводстве

Разумный срок гпк рф
Разумный срок гпк рф

Понятие «разумный срок судопроизводства» присутствует в гражданском (ст. 6.1 ГПК РФ), арбитражном (ст. 6.1 АПК РФ), уголовном (ст. 6.1 УПК РФ), административном (ст. 10 КАС) процессе.

Более того, для защиты конституционного права граждан на разумный срок судебного разбирательства был принят специальный Федеральный закон от 30.04.2010 №68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”.

Тем не менее, ни один из этих актов не определяет срока, который можно считать разумным, а лишь отражает выработанные практикой Европейского Суда по Правам Человека (далее – ЕСПЧ) критерии определения «разумности»: правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

Однако обратимся к истории названного закона и статей процессуального законодательства. Они были приняты не случайно, а стали реакцией РФ на знаковое Постановление ЕСПЧ по делу «Бурдов против РФ»[1] №2 (Жалоба №33509/04), принятое 15 января 2009.

В резолютивной части Постановления говорилось, в частности: «власти государства-ответчика обязаны ввести в течение 6 месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст.

44 Конвенции [о защите прав человека и основных свобод] эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учётом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда».

[attention type=green]
Конституционный Суд РФ (далее – КС) в своём определении от 03.07.2008 №734-О-П «По жалобе гражданки В. на нарушение её конституционных прав ст.
[/attention]

151 ГК РФ» отразил, в том числе, позицию ЕСПЧ, упомянув, в частности, более раннее постановление по делу «Бурдов против РФ», вынесенное 7 мая 2002. КС подчеркнул, что ст.

151 ГК РФ не препятствует принятию решения о денежной компенсации в случаях неисполнения судебных решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, однако, «этим с федерального законодателя не снимается обязанность – исходя из Конституции РФ и с учётом настоящего Определения – в кратчайшие сроки установить критерии и процедуру, обеспечивающие присуждение компенсаций за неисполнение решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, в соответствии с признаваемыми РФ международно-правовыми стандартами».

Таким образом, принятие ряда судебных актов по вопросам чрезмерных сроков судебного разбирательства ЕСПЧ, и, наконец, реакция КС РФ послужили необходимым катализатором для введения соответствующих норм в российское процессуальное законодательство. После их введения на российские суды обрушился поток соответствующих заявлений с требованиями компенсации за нарушение разумных сроков. И здесь мы сталкиваемся с центральной проблемой рассматриваемой правовой категории.

[attention type=green]
Казалось бы, что может быть яснее, чем требования разумности, здравого смысла? Но, как показывает практика, не всё так просто, ведь и само понятие «разумный срок» и те критерии, которые перекочевали в российское законодательство из судебной практики, бесспорно, являются исключительно оценочными.
[/attention]

Так, истец полагает, что его дело является простым, судья же (с профессиональной точки зрения!) оценивает дело как сложное, требующее повышенного внимания и выработки чёткой позиции по всем затрагиваемым в процессе судебного разбирательства правовым вопросам.

Истец может полагать, что поведение сторон удовлетворяет любым нормам (от процессуальных до этических), а действия суда не являются достаточными и эффективными для оптимального рассмотрения и разрешения дела. Очевидно, что позиция суда по этим вопросам может быть в точности противоположной.

Из всего этого мы можем сделать вывод, что любой спор, проистекающий из требований о разумном сроке, сведётся лишь к голословным оценочным суждениям сторон и суда.

Один из способов выхода из описанного тупика – отсылка к обычному порядку.

Например, при рассмотрении некоего дела сторона подаёт жалобу о нарушении своего права на судопроизводство в разумный срок; рассматривающий жалобу суд принимает во внимание обстоятельства дела, в рамках которого, по мнению заявителя, нарушено его право, и отыскивает подобные этому делу процессы в судебной практике. Если жалоб о нарушении права на судопроизводство в разумный срок в найденных судом аналогах не подавалось, то эта практика обобщается, и средний срок судопроизводства принимается как нормальный и обычный в подобных делах.

Также, как и следовало ожидать, появилось предложение об установлении жёстких процессуальных сроков, установлении предельного количества продления сроков и переноса заседаний суда.

Это предложение ценно тем, что позволяет посмотреть на проблему ad absurdum, вернуться к первопричинам того, почему в праве необходимы оценочные категории, а судью нельзя заменить автоматом, решающим правовые вопросы путём выбора нормы по сходству нормы и конкретного юридического состава.

[attention type=yellow]
Универсализм и жёсткость в юридическом (в том числе гражданском) процессе неприемлемы, так как не позволяют учесть всего возможного разнообразия обстоятельств и ситуаций.
[/attention]

Оговоримся, что приведённые в двух предыдущих абзацах выводы в равной мере применимы не только к судопроизводству, но и к исполнению судебных актов. Хотелось бы, в то же время, подчеркнуть, что исполнение судебных актов было бы более эффективным, если бы служба судебных приставов была напрямую подчинена судам.

Возможно, структура органов исполнительной власти выглядит вполне продуманной в том виде, какой имеет сейчас, но по нашему глубокому убеждению, если некто принимает решения, то должен быть наделён и способностью их исполнения. Судьи же никоим образом не могут оказать реальное воздействие на исполнение принятых ими решений.

Если же подчинить исполнителя – ФССП – напрямую суду, то возможности последнего влиять на ход исполнения судебных актов, безусловно, возрастут. Кроме того, стоит ли говорить о том, что судебные приставы должны территориально находиться при суде и исполнять решения того суда, при котором находятся.

[attention type=yellow]
Иными словами, система должна быть построена с максимальным удобством для обращающегося за защитой своих прав лица.
[/attention]

Возвращаясь к практике ЕСПЧ, нельзя не отметить опубликованные 17 апреля 2012 Постановления по делам «Илюшкин и другие против России» (Ilyushkin and Others v. Russia, жалобы NN 5734/08 и др.) и «Калинкин и другие против России» (Kalinkin and Others v. Russia, жалобы NN 16967/10 и др.

), которыми ЕСПЧ прямо заключил, что ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30.04.

2010 №68-ФЗ не создаёт необходимого эффективного средства правовой защиты, так как позволяет получить компенсацию за нарушение права на исполнение лишь «судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ», но не иных судебных актов, которые государство обязано исполнить «в натуре».

Тем самым, наблюдается продолжение известной практики исполнения государством решений ЕСПЧ, да и непосредственно российских судов: компенсации выплачиваются исправно, но если речь идёт о действиях вроде ремонта ветхого жилья, предоставления социальных льгот, запрета или разрешения какой-либо деятельности – исполнение затягивается, и попытки принудить к исполнению не имеют желаемого результата.

[attention type=red]
Помимо всего прочего, стоит особо отметить констатацию ЕСПЧ того, что интерпретация 68-ФЗ Верховным Судом РФ, данная им при рассмотрении дел ряда заявителей, свидетельствует о том, что заявители – как и иные лица, находящиеся в сходной ситуации – лишены внутренних средств правовой защиты.
[/attention]

ЕСПЧ, в частности, прямо сослался на совместное Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 30/64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Итак, совершенно очевидно, что норма о разумных сроках судопроизводства и исполнения судебных актов «не работает» надлежащим образом.

Системный анализ проблемы подсказывает, что причины дисфункциональности нормы лежат не только в области судопроизводства и исполнения судебных актов – нельзя винить во всём только судей и приставов, хотя, безусловно, именно из-за их негодной работы дела рассматриваются, а судебные решения исполняются годами. Корень зла лежит в основании всей российской действительности – тотальная безответственность в совокупности с размытостью и пересечением полномочий позволяют любому органу или должностному лицу «откреститься» от выполнения любой задачи, переложить её на другого, а ещё проще – перенаправлять граждан и представителей юридических лиц из одного присутственного места в другое, пока те не осознают бесплодность попыток заставить скакать мёртвую лошадь.

[1] http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-90671

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/10/2/ponyatie_razumnogo_sroka_v_sudoproizvodstve_0

Как суды определяют разумный срок по ГК и УПК РФ, есть ли временные рамки

Разумный срок гпк рф

В большинстве статей Гражданского кодекса РФ, посвященных исполнению обязательств, прописываются сроки их исполнения. Но иногда вместо сроков исполнения можно встретить термин «разумный срок». При этом гражданское законодательство не дает точного определения этому термину и не содержит временных границ разумных сроков.

⏰ Разумный срок в гражданском праве

Под понятием разумного срока в гражданском праве понимается разумный срок исполнения обязательств. Это временной отрезок, необходимый должнику для осуществления действий, предусмотренных обязательством.

Никаких специальных критериев разумности срока в Гражданском кодексе РФ нет. Это определение относительно и носит оценочный характер, поэтому при возникновении споров разумность срока определяет суд исходя из сложившейся практики и обстоятельств конкретного дела. При этом стороны спора имеют право высказаться насчет разумности сроков, но итоговое решение суд оставляет на свое усмотрение.

Определяя разумность срока, суд обязан в своем решении обосновать, почему он счел именно этот срок разумным. В противном случае, заинтересованное лицо имеет право подать апелляцию, после чего решение суда может быть отменено.

Применение в гражданских делах

Обычно определение разумного срока используется в следующих случаях (кроме ситуаций, когда договором или законом регламентировано иное):

  1. Если для совершения какой-либо сделки необходимо согласие третьего лица или органа власти, то о своем решении данное лицо или орган власти обязаны уведомить именно в разумный срок.
  2. Если сделка была совершена от имени представителя в интересах другого лица, то об одобрении действий своего представителя представляемое лицо должно уведомить в разумный срок.
  3. Если при залоге заложенная вещь была испорчена или уничтожена в ситуации, за которую залогодержатель не несет ответственности, то залогодатель должен в разумный срок восстановить или заменить эту вещь.
  4. Если при поручительстве возникла ситуация перевода долга, а поручитель в разумный срок не дал согласия на свою ответственность за выполнение обязательств новым должником.

Чаще всего разумный срок возникает в процессе исполнения обязательств по договору, согласно ст. 314 Гражданского кодекса РФ. Опираясь на данную статью, стороны часто считают разумным сроком 7 дней.

Упоминание разумного срока можно найти более, чем в полусотне статей Гражданского кодекса РФ, в том числе в ст. 157.1, ст. 345 и др.

Вы согласны с понятием «разумный срок» в гражданском и уголовном праве?Да, считаю это понятие обоснованнымНет, мне бы хотелось, чтобы все было прописано четкоНикогда об этом не задумывался

Понятие разумного срока в судопроизводстве

Разумный срок гпк рф
Разумный срок гпк рф

Понятие «разумный срок судопроизводства» присутствует в гражданском (ст. 6.1 ГПК РФ), арбитражном (ст. 6.1 АПК РФ), уголовном (ст. 6.1 УПК РФ), административном (ст. 10 КАС) процессе.

Более того, для защиты конституционного права граждан на разумный срок судебного разбирательства был принят специальный Федеральный закон от 30.04.2010 №68-ФЗ “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”.

Тем не менее, ни один из этих актов не определяет срока, который можно считать разумным, а лишь отражает выработанные практикой Европейского Суда по Правам Человека (далее – ЕСПЧ) критерии определения «разумности»: правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

Однако обратимся к истории названного закона и статей процессуального законодательства. Они были приняты не случайно, а стали реакцией РФ на знаковое Постановление ЕСПЧ по делу «Бурдов против РФ»[1] №2 (Жалоба №33509/04), принятое 15 января 2009.

В резолютивной части Постановления говорилось, в частности: «власти государства-ответчика обязаны ввести в течение 6 месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст.

44 Конвенции [о защите прав человека и основных свобод] эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учётом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда».

[attention type=green]
Конституционный Суд РФ (далее – КС) в своём определении от 03.07.2008 №734-О-П «По жалобе гражданки В. на нарушение её конституционных прав ст.
[/attention]

151 ГК РФ» отразил, в том числе, позицию ЕСПЧ, упомянув, в частности, более раннее постановление по делу «Бурдов против РФ», вынесенное 7 мая 2002. КС подчеркнул, что ст.

151 ГК РФ не препятствует принятию решения о денежной компенсации в случаях неисполнения судебных решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, однако, «этим с федерального законодателя не снимается обязанность – исходя из Конституции РФ и с учётом настоящего Определения – в кратчайшие сроки установить критерии и процедуру, обеспечивающие присуждение компенсаций за неисполнение решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, в соответствии с признаваемыми РФ международно-правовыми стандартами».

Таким образом, принятие ряда судебных актов по вопросам чрезмерных сроков судебного разбирательства ЕСПЧ, и, наконец, реакция КС РФ послужили необходимым катализатором для введения соответствующих норм в российское процессуальное законодательство. После их введения на российские суды обрушился поток соответствующих заявлений с требованиями компенсации за нарушение разумных сроков. И здесь мы сталкиваемся с центральной проблемой рассматриваемой правовой категории.

[attention type=green]
Казалось бы, что может быть яснее, чем требования разумности, здравого смысла? Но, как показывает практика, не всё так просто, ведь и само понятие «разумный срок» и те критерии, которые перекочевали в российское законодательство из судебной практики, бесспорно, являются исключительно оценочными.
[/attention]

Так, истец полагает, что его дело является простым, судья же (с профессиональной точки зрения!) оценивает дело как сложное, требующее повышенного внимания и выработки чёткой позиции по всем затрагиваемым в процессе судебного разбирательства правовым вопросам.

Истец может полагать, что поведение сторон удовлетворяет любым нормам (от процессуальных до этических), а действия суда не являются достаточными и эффективными для оптимального рассмотрения и разрешения дела. Очевидно, что позиция суда по этим вопросам может быть в точности противоположной.

Из всего этого мы можем сделать вывод, что любой спор, проистекающий из требований о разумном сроке, сведётся лишь к голословным оценочным суждениям сторон и суда.

Один из способов выхода из описанного тупика – отсылка к обычному порядку.

Например, при рассмотрении некоего дела сторона подаёт жалобу о нарушении своего права на судопроизводство в разумный срок; рассматривающий жалобу суд принимает во внимание обстоятельства дела, в рамках которого, по мнению заявителя, нарушено его право, и отыскивает подобные этому делу процессы в судебной практике. Если жалоб о нарушении права на судопроизводство в разумный срок в найденных судом аналогах не подавалось, то эта практика обобщается, и средний срок судопроизводства принимается как нормальный и обычный в подобных делах.

Также, как и следовало ожидать, появилось предложение об установлении жёстких процессуальных сроков, установлении предельного количества продления сроков и переноса заседаний суда.

Это предложение ценно тем, что позволяет посмотреть на проблему ad absurdum, вернуться к первопричинам того, почему в праве необходимы оценочные категории, а судью нельзя заменить автоматом, решающим правовые вопросы путём выбора нормы по сходству нормы и конкретного юридического состава.

[attention type=yellow]
Универсализм и жёсткость в юридическом (в том числе гражданском) процессе неприемлемы, так как не позволяют учесть всего возможного разнообразия обстоятельств и ситуаций.
[/attention]

Оговоримся, что приведённые в двух предыдущих абзацах выводы в равной мере применимы не только к судопроизводству, но и к исполнению судебных актов. Хотелось бы, в то же время, подчеркнуть, что исполнение судебных актов было бы более эффективным, если бы служба судебных приставов была напрямую подчинена судам.

Возможно, структура органов исполнительной власти выглядит вполне продуманной в том виде, какой имеет сейчас, но по нашему глубокому убеждению, если некто принимает решения, то должен быть наделён и способностью их исполнения. Судьи же никоим образом не могут оказать реальное воздействие на исполнение принятых ими решений.

Если же подчинить исполнителя – ФССП – напрямую суду, то возможности последнего влиять на ход исполнения судебных актов, безусловно, возрастут. Кроме того, стоит ли говорить о том, что судебные приставы должны территориально находиться при суде и исполнять решения того суда, при котором находятся.

[attention type=yellow]
Иными словами, система должна быть построена с максимальным удобством для обращающегося за защитой своих прав лица.
[/attention]

Возвращаясь к практике ЕСПЧ, нельзя не отметить опубликованные 17 апреля 2012 Постановления по делам «Илюшкин и другие против России» (Ilyushkin and Others v. Russia, жалобы NN 5734/08 и др.) и «Калинкин и другие против России» (Kalinkin and Others v. Russia, жалобы NN 16967/10 и др.

), которыми ЕСПЧ прямо заключил, что ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30.04.

2010 №68-ФЗ не создаёт необходимого эффективного средства правовой защиты, так как позволяет получить компенсацию за нарушение права на исполнение лишь «судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ», но не иных судебных актов, которые государство обязано исполнить «в натуре».

Тем самым, наблюдается продолжение известной практики исполнения государством решений ЕСПЧ, да и непосредственно российских судов: компенсации выплачиваются исправно, но если речь идёт о действиях вроде ремонта ветхого жилья, предоставления социальных льгот, запрета или разрешения какой-либо деятельности – исполнение затягивается, и попытки принудить к исполнению не имеют желаемого результата.

[attention type=red]
Помимо всего прочего, стоит особо отметить констатацию ЕСПЧ того, что интерпретация 68-ФЗ Верховным Судом РФ, данная им при рассмотрении дел ряда заявителей, свидетельствует о том, что заявители – как и иные лица, находящиеся в сходной ситуации – лишены внутренних средств правовой защиты.
[/attention]

ЕСПЧ, в частности, прямо сослался на совместное Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 30/64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Итак, совершенно очевидно, что норма о разумных сроках судопроизводства и исполнения судебных актов «не работает» надлежащим образом.

Системный анализ проблемы подсказывает, что причины дисфункциональности нормы лежат не только в области судопроизводства и исполнения судебных актов – нельзя винить во всём только судей и приставов, хотя, безусловно, именно из-за их негодной работы дела рассматриваются, а судебные решения исполняются годами. Корень зла лежит в основании всей российской действительности – тотальная безответственность в совокупности с размытостью и пересечением полномочий позволяют любому органу или должностному лицу «откреститься» от выполнения любой задачи, переложить её на другого, а ещё проще – перенаправлять граждан и представителей юридических лиц из одного присутственного места в другое, пока те не осознают бесплодность попыток заставить скакать мёртвую лошадь.

[1] http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-90671

Источник: https://zakon.ru/blog/2015/10/2/ponyatie_razumnogo_sroka_v_sudoproizvodstve_0

Как суды определяют разумный срок по ГК и УПК РФ, есть ли временные рамки

Разумный срок гпк рф

В большинстве статей Гражданского кодекса РФ, посвященных исполнению обязательств, прописываются сроки их исполнения. Но иногда вместо сроков исполнения можно встретить термин «разумный срок». При этом гражданское законодательство не дает точного определения этому термину и не содержит временных границ разумных сроков.

⏰ Разумный срок в гражданском праве

Под понятием разумного срока в гражданском праве понимается разумный срок исполнения обязательств. Это временной отрезок, необходимый должнику для осуществления действий, предусмотренных обязательством.

Никаких специальных критериев разумности срока в Гражданском кодексе РФ нет. Это определение относительно и носит оценочный характер, поэтому при возникновении споров разумность срока определяет суд исходя из сложившейся практики и обстоятельств конкретного дела. При этом стороны спора имеют право высказаться насчет разумности сроков, но итоговое решение суд оставляет на свое усмотрение.

Определяя разумность срока, суд обязан в своем решении обосновать, почему он счел именно этот срок разумным. В противном случае, заинтересованное лицо имеет право подать апелляцию, после чего решение суда может быть отменено.

Применение в гражданских делах

Обычно определение разумного срока используется в следующих случаях (кроме ситуаций, когда договором или законом регламентировано иное):

  1. Если для совершения какой-либо сделки необходимо согласие третьего лица или органа власти, то о своем решении данное лицо или орган власти обязаны уведомить именно в разумный срок.
  2. Если сделка была совершена от имени представителя в интересах другого лица, то об одобрении действий своего представителя представляемое лицо должно уведомить в разумный срок.
  3. Если при залоге заложенная вещь была испорчена или уничтожена в ситуации, за которую залогодержатель не несет ответственности, то залогодатель должен в разумный срок восстановить или заменить эту вещь.
  4. Если при поручительстве возникла ситуация перевода долга, а поручитель в разумный срок не дал согласия на свою ответственность за выполнение обязательств новым должником.

Чаще всего разумный срок возникает в процессе исполнения обязательств по договору, согласно ст. 314 Гражданского кодекса РФ. Опираясь на данную статью, стороны часто считают разумным сроком 7 дней.

Упоминание разумного срока можно найти более, чем в полусотне статей Гражданского кодекса РФ, в том числе в ст. 157.1, ст. 345 и др.

Вы согласны с понятием «разумный срок» в гражданском и уголовном праве?Да, считаю это понятие обоснованнымНет, мне бы хотелось, чтобы все было прописано четкоНикогда об этом не задумывался

Источник: https://zakonguru.com/baza/razumniy-srok.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.