Правопреемство реализуется в случае

Что такое процессуальное правопреемство?

Правопреемство реализуется в случае

Общее правило российского судопроизводства — наличие сторон в споре. Если во время разбирательства исчезнет один из ключевых участников, то суд не сможет вынести решение в установленном порядке.

Законодательством предусмотрен специальный механизм, который позволяет продолжить рассмотрение дела — процессуальное правопреемство. Вопрос о перемене участника дела может кардинально сказаться на стратегии судебного разбирательства.

В вопросах правопреемства рекомендуем заранее получить консультацию у профессионального юриста.

Получи первичную консультацию от нескольких компаний бесплатно:
оформи заявку и система подберет подходящие компании!

По этой услуге подключено 50 компаний

Начать подбор в несколько кликов >

Основания и суть правопреемства

Гражданский и Арбитражный процессуальные кодексы — центральные акты, которые решают вопрос смены сторон в судебном разбирательстве. Согласно ст. 44 ГПК РФ, суд назначает правопреемника в рамках процессуального правопреемства в случае:

  • смерти участника;
  • реорганизации юр.лица;
  • уступки;
  • перевода задолженности.

Это неполный список. Перечисленные пункты — наиболее распространенные, когда требуется процессуальное правопреемство.

Смерть физического лица приводит к устранению участника разбирательства. Согласно ст. 215 ГПК РФ, суд должен приостановить дело в этом случае и поднять вопрос о процессуальном правопреемстве. Наследники могут вступить в дело в порядке правопреемства, но только если предоставят доказательства прав на наследство. В такой ситуации рассмотрение дела может превратиться в наследственный спор.

Реорганизация подразумевает прекращение существования юридического лица. Вместо него в дело может вступить вновь созданная организация.

Уступка требований — это сложная ситуация, которая не нашла в судебной практике однозначного решения. Особенно ярко это проявляется при наличии множественности уступок — когда кто-то получил право требования через нескольких предшественников.

В такой ситуации суд привлекает предыдущих кредиторов в качестве третьих лиц, которые не заявляют самостоятельных требований.

Правопреемство — это перемена участвующего в деле лица. Изменить можно как истца, так и ответчика, и третьих лиц. Очевидно, что смена стороны в споре может кардинально поменять всю картину разбирательства.

Поэтому суд не обязан менять участников по прихоти других лиц — он лишь допускает подобную возможность.

Процессуальную смену лица стоит отличать от материального изменения правопреемника. При материальной смене лица (переходе права требования, передаче заложенного имущества) правопреемник не получает всю полноту процессуальных прав.

В то же время процессуальное правопреемство не может быть частичным — оно всегда подразумевает полную передачу ответственности. Нельзя получить возможность выступать в суде и при этом не быть заинтересованным в собственных требованиях. В п. 2 ст.

44 ГПК РФ прямо указано, что действия, которые имели место до правопреемника, остаются для него обязательными.

Перечисленное означает, что правопреемник не рассматривается судьей как новый участник. Формально, сторона и ее требования остались в силе.

Порядок правопреемства

Согласно п. 3 ст. 44 ГПК РФ, правопреемство доступно на любой стадии судебного процесса. Данное правило повторяется и в ст. 48 АПК РФ. Иными словами, смена участника возможна всегда: после подачи иска и до удаления суда в совещательную комнату.

Правопреемство подлежит оформлению в письменном виде. Судья должен вынести определение о замене лиц в судебном производстве. Так как судебное разбирательство подразумевает состязательность, то определение судьи о правопреемстве можно обжаловать.

Вступление правопреемника-истца в судебное разбирательство — это право, но не обязанность лица. Если правопреемник отказывается вступать в дело, то суд прекращает разбирательство по основанию отказа от исковых требований.

В то же время ответчик не может дать отказ и обязан вступить в разбирательство.

Суд не может самостоятельно запустить процесс правопреемства. Это вытекает из Постановления Пленума ВС РФ №50 от 2015 года. У суда нет полномочий самостоятельно менять участников разбирательства. Правопреемство осуществляется только по ходатайству сторон дела.

Процессуальное правопреемство — это механизм, который существенно повышает гибкость судебного разбирательства. Исчезновение одного из участников не приводит к автоматическому прекращению дела.

Но процессуальное правопреемство — это тонкий и непростой вопрос.

Смена одного из участников процесса может полностью разрушить стратегию ведения дела.

Если вы столкнулись с такими (или другими) трудностями в суде — обратитесь за помощью к профессионалу.

Источники:

Ст. 44 ГПК РФ. Процессуальное правопреемство.

Ст. 48 АПК РФ. Процессуальное правопреемство.

Постановление Пленума ВС РФ №50 от 2015 года.

Источник: https://rtiger.com/ru/journal/chto-takoe-protsessualnoe-pravopreemstvo/

Процессуальное правопреемство в гражданском процессе

Правопреемство реализуется в случае

Процессуальное правопреемство – это ситуация, при которой одна из сторон цивильного судопроизводства заменяется на иной субъект. Причиной данного процесса может быть смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования и т.п.

Основание процессуального правопреемства

Правопреемство может произойти на любой стадии искового производства, во время исполнения решения. Процессуальное правопреемство оформляется определением судьи о замене лиц в судебном производстве на преемников (преемника). Оно может быть обжаловано заинтересованными лицами в порядке, прописанном правовыми актами.

Стоит заметить, что преемство в процессуальном праве реализуется только тогда, когда иск уже подан, а дело возбуждено, то есть совершено действие, являющееся началом гражданского правосудия. В иной ситуации можно говорить только о преемстве в материальном, а не процессуальном, праве.

Возможна замена таким способом истца, ответчика, третьего лица (имеющего или не имеющего собственные требования). При этом состав сторон обычно не меняется, меняются исключительно лица, представляющие эти стороны. Это происходит по причине перемены лиц в материально-правовом обязательстве, являющимся предметом спора.

Например, если гражданин умирает, некоторые его материальные притязания или обязательства передаются принявшим наследство. При переуступке права требования возникает новый кредитор. В случае реорганизации юридического лица его правомочия и обязанности переводятся на лицо (или лица), являющиеся правопреемниками фирмы.

Основанием правового преемства в процессуальном праве выступает перемена лиц в цивильном материальном праве (постольку, поскольку такая замена допускается либо прямо не запрещается законодателем).

Виды правопреемства

Универсальное правопреемство – в этой ситуации весь объём правомочий, правопритязаний, обязанностей переводится от одного лица к другому в неизменном виде.

Это возникает в результате наследования (в случае принятия наследства к наследникам или наследнику переходят и права, и обязанности наследодателя), реорганизации юрлица.

Сингулярное правопреемство – здесь правомочия, обязательства, правопритязания переходят не в полном объёме к преемнику, а лишь частично, в каких-либо отдельных материально-правовых отношениях и, соответственно, в отдельных процессуальных отношениях.

Возникает при цессии (переводе права требования), купле-продаже заложенного имущества (когда заёмщик продаёт предмет залога, займодавец будет иметь дело уже с покупателем имущества для его истребования). Законодатель допускает такой переход либо прямым указанием в нормативно-правовых актах, либо не запрещая это.

Материальное и процессуальное правопреемство разница

При этом между процессуальным и материальным преемством существует различие: в материальном праве допускается частичное правовое преемство, а в процессуальном – нет. Правопреемник принимает все права и обязательства в судопроизводстве без каких-то оговорок и исключений.

Например, покупатель заложенного имущества – ответчик, обладает всеми правами и обязанностями ответчика-заёмщика, на место которого встаёт в судебной тяжбе. Перемена субъектов в судебном производстве возможна постольку, поскольку такая перемена может совершиться в материальном правоотношении.

То есть сначала субъекты меняются в цивильном материальном отношении, а уж потом – в сомом судопроизводстве. В этом смысле материальное правовое отношение превалирует над процессуальным, предшествует ему. Соответственно, процессуальное правопреемство невозможно, если таковое не способно произойти в материальном правоотношении.

Это, например, отношения личные, субъективные. К примеру, по договору ренты (пожизненного содержания с иждивением) получателю гарантируется содержание рентодателем, но такой договор прекращается в момент кончины рентополучателя, его права требовать материальное содержание к наследникам не переходят.

По трудовым спорам зачастую правопреемство невозможно, так как большое значение имеет личность работника (например, при спорах о незаконном увольнении, восстановлении в должности).

Порядок процессуального правопреемства

При возникновении обстоятельств универсальной замены лиц в материальном правоотношении, рассмотрение возбужденного дела приостанавливается для вступления преемника в процесс. Когда преемство сингулярное, отправление правосудия не приостанавливается.

Преемник, вошедший в дело, получает права и обязанности своего предшественника, все действия которого для него обязательны.

Возможна ситуация, когда в спор на какой-либо из сторон вступают сразу несколько правопреемников (например, в результате получении наследства несколькими наследниками они делят между собой права и обязанности наследодателя в размере, равном их наследственным долям; в случае реорганизации юридического лица в форме разделения, выделения образуются несколько юридических лиц, являющихся преемниками предыдущего в равной степени). В любой ситуации судья уведомляет преемника (преемников) о необходимости вступить в судебную тяжбу. Если это лицо должно занять место истца, третьего лица, то вступление или невступление в разбирательство – его право, а не обязанность. При отказе преемника-истца вступить в разбирательство возбужденное дело прекращается в связи с отказом истца от исковых требований. Если же лицо должно занять место ответчика, его отказ от вступления невозможен (в случае отказа суд всё равно рассмотрит дело по существу и вынесет решение в отношении правопреемника-ответчика, вне зависимости от его воли).

Объём правомочий и обязательств преемника изменяется в зависимости от той стадии разрешения тяжбы, на которой он вступил в спор. Этим правопреемство отличается от замены ненадлежащих лиц при замене ненадлежащего истца или ответчика всё рассмотрение начинается заново, а действия ненадлежащих заявителя и ответчика не обязательны для надлежащих. Правопреемник, по-сути, не рассматривается законодателем как новый субъект участник судопроизводства, поэтому правомочия, притязания и обязанности преемника проистекают из соответствующих прав и обязанностей правопредшественника. Возникает ситуация, когда сторона одна, а субъект, её представляющий – новый (при замене ненадлежащего истца или ответчика меняется не только субъект, представляющий сторону, но и сама сторона).

Практические науки

Источник: https://nstuleaks.org/641-processualnoe-pravopreemstvo-v-grazhdanskom-processe.html

Правопреемство и переход права

Правопреемство реализуется в случае

В рамках работы над комментарием к положениям ГК о вещном праве выложу очень предварительные наброски по теме сохранения обременений при первоначальном приобретении права собственности. Текст выложен в сублимированном виде для удобства чтения. Кому не лень – комментируйте, критикуйте, советуйте, делитесь ссылками на практику, авторитетных преподавателей. Make real rights great again!

Считается, что первоначальное (не основанное на правопреемстве, оригинарное) приобретение права собственности должно приводить к прекращению ранее существовавших обременений права собственности на эту вещь (например, ипотеки, сервитутов и т.п.).

Основан ли этот подход на буквальном смысле законе? Похоже, что да. Пункт 3 ст.

216 ГК предусматривает, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество.

Закон говорит именно о «переходе» права, то есть, видимо, имеется в виду сохранение ограниченных вещных прав только при приобретении права собственности иным лицом на началах правопреемства.

С предельной четкостью эта мысль выражена в п. 1 ст.

353 ГК: «В случае перехода прав на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев, указанных в подп. 2 п. 1 ст.352 и ст.

357 настоящего Кодекса) либо в порядке универсального правопреемства залог сохраняется». Как видим, норма совершенно недвусмысленно имеет в виду только случаи правопреемства – как сингулярного, так и универсального.

Сервитут также сохраняется в случае перехода прав на земельный участок, который обременен этим сервитутом, к другому лицу, если иное не предусмотрено ГК (п. 1 ст. 275 ГК). Список можно продолжить, например, и указанием на п. 1 ст.

617 ГК: «Последующий переход вещных прав на сданное в аренду имущество в силу закона влечет за собой обременение прав нового титульного владельца имущества, сданного в аренду, правами арендатора» (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.02.2011 № 13262/10).

[1] Статья 675 ГК передает эту мысль буквально: «Переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет расторжения или изменения договора найма жилого помещения. При этом новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора найма».

Таким образом, указанный подход вроде подтверждается текстом закона: свойство следования работает в случае производного правоприобретения.

Это впечатление усиливается и существующими указаниями закона на случаи, когда при прекращении права собственности (в частности, в силу гибели вещи) ограниченное право выживает и обременяет уже новое право собственности (сохранение сервитута при разделе и т.д. земельного участка).

Подобные изъятия представляют собой классическую иллюстрацию Цицеронова правила «исключение подтверждает наличие общего правила, из которого делается исключение».

Иными словами, раз законодатель делает такое исключение, значит, в остальных, прямо не указанных случаях, действует иной, общий, подход.

Вернемся к примеру с залогом. Раз залог следует за предметом залога лишь в случае «перехода права», при первоначальном приобретении это правило работать не должно.

Статья 352 ГК, указывающая случаи прекращения залога, однако, не указывает в качестве такового первоначальное приобретение права собственности на предмет залога. Впрочем, она упоминает, что залог прекращается и в «иных случаях, предусмотренных законом (подп. 5, 10 п.

1)», а значит, открыт путь для такого системного толкования п. 1 ст. 353 и п. 1 ст. 352 ГК, в соответствии с которым прекращение залога в описанном случае будет тем самым «иным случаем, предусмотренным законом».

Рассмотрим пример с добросовестным приобретением права на вещь в смысле ст. 302 ГК. Например, лицо приобрело у неуправомоченного отчуждателя вещь, которая до того была заложена ее собственником. Разумеется, на стороне добросовестного приобретателя заложенной вещи подп. 1 п. 1 ст.

352 ГК, согласно которому залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

Но что, если приобретатель знал или должен был знать о наличии обременения – например, ипотека на приобретенную вещь была зарегистрирована в ЕГРН? Можно рассматривать и пример с залогом добросовестно приобретенного автомобиля, уведомление о залоге которого содержалось в РУЗДИ.

Итак, несмотря на возможность узнать об установленном собственником вещи залоге (или даже знание о залоге), покупатель соглашается ее приобрести у оказавшегося неуправомоченным отчуждателя и – в случае наличия соответствующих оснований, – становится собственником вещи оригинарным способом.

Ну а затем покупатель, ссылаясь на первоначальный характер приобретения (узнав о нем, например, в ходе разбирательства виндикационного иска) права, заявляет о свободе от залогового обременения.

И действительно – формальное системное толкование положений статей 352 и 353 ГК приведет нас к неизбежному выводу, что залог прекращается, невзирая на знание приобретателя о существовании залога.

Однако такой подход слишком очевидно противоречит основным началам гражданского законодательства, в системной взаимосвязи с которыми подлежат истолкованию все положения ГК (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25).

Поведение приобретателя вещи, знавшего о залоге при приобретении, но ссылающегося на его отпадение вследствие отсутствия правопреемства, вступает в явный конфликт с требованием добросовестного поведения и запретом извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В момент своего волеизъявления, направленного на приобретение права собственности, приобретатель не знает о «первоначальности» своего приобретения – иначе он не был бы добросовестным и не приобрел бы право собственности, – и воля его направлена на приобретение права собственности со всеми обременениями. Понимание «первоначальности» приходит лишь позднее. Стало быть, если лицо согласилось приобрести право собственности с обременениями, оно не может от этого отпираться – это будет уже venire contra factum proprium (я знаю, что эстоппель – уже моветон, но извините).

Итак, требование добросовестности и дух закона (еще раз извините!) требуют, что обременение должно сохраниться при обретении права собственности добросовестным приобретателем в порядке, предусмотренном ст. 302 ГК, если приобретатель знал или должен был знать о наличии обременения.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/9/18/pravopreemstvo_i_perehod_prava

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.