Основания для отвода свидетеля

Причины для отвода следователя в уголовном деле по законодательству РФ

Основания для отвода свидетеля

В ст. 67 УПК РФ представлены причины, по которым допускается отвод следователю по уголовному делу. На практике довольно часто в ходе расследования дела или судебного слушания раскрываются обстоятельства, которые потенциально могут повлиять на решение должностного лица, рассматривающего уголовный случай.

Причем каким именно образом это решение повлияет на исход дела (положительно или отрицательно), значения не имеет. Иначе говоря, в объективности такого решения у подсудимого могут возникнуть сомнения.

Для таких случаев Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрена возможность замены следователя, то есть его отстранения от дела.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Порядок отвода следователя описан в статьях 61, 62, 67 главы 8 УПК в новой редакции (ранее действовал УПК РСФСР в редакции от 29.12.2001, где содержался аналогичный порядок отвода).

В ст. 67 нового УПК сказано:

  1. Следователь может быть отстранён от дела по приказу руководствующего звена следственного комитета. В отношении дознавателя решение принимается прокурором.
  2. Во втором пункте указанной статьи говорится о том, что прошлое участие в предварительном следствии по конкретному делу не может становиться причиной для отстранения этого лица.

Однако на деле эти нормы реализуются нечасто, поскольку законодатель недостаточно чётко описал саму процедуру. В связи с этим часто возникают немалые проблемы.

В тексте УПК представлен перечень ситуаций, которые могут повлечь отстранение:

  1. Следователь фигурирует в деле в роли пострадавшего, заявителя или ответчика.
  2. Представитель власти состоит в родственных отношениях с пострадавшим гражданином, заявителем или ответчиком.
  3. В ситуациях, когда в результате продолжительного следствия или длительного судебного разбирательства следователь в рамках одного и того же дела назначается на иную должность или становится фигурантом другой категории. Например, переходит в категорию свидетелей, становится судьёй, адвокатом, экспертом и проч.
  4. Следователь (прокурор) или члены их семей имеют личный интерес в отношении исхода конкретного уголовного дела либо есть прочие неопровержимые доказательства беспристрастного ведения уголовного дела.

Последний пункт позволяет оперировать довольно вольными трактовками для заявления причины об отводе. Это объясняется тем, что невозможно в одном документе точно описать каждый случай, ранее встречавшийся в уголовной и судебной практике.

Последний пункт позволяет использовать право отвода в любой ситуации, не описанной в УПК.

Чаще всего четвертый пункт относится к случаям, при которых у контролирующего органа или пострадавшей стороны могут возникнуть сомнения в справедливости следователя и его незаинтересованности в конечном результате следствия. Например, если подозреваемый и должностное лицо ранее имели конфликт, либо имеет место личная неприязнь или же следователь является знакомым обвиняемого.

Особенности отвода

Чтобы заявление об отводе осталось удовлетворённым, в нём должны быть указаны верные и фактически точные сведения, которые прямо указывают на личный интерес следователя к исходу дела либо на его родственные связи с заинтересованными гражданами.

Версии о заинтересованности представителя власти, не подтверждённые вескими доводами, не могут подвергаться рассмотрению в качестве основания для отвода следователя по расследованию уголовного дела. Это также связано с тем, что обвиняемое лицо, совершившее противоправные действия, будет стараться подорвать доверие к следователю, чтобы его отвели от следствия.

В законодательстве намеренно усложнены правовые нормы, содержащие основания для отведения должностного лица. Благодаря этому исключается вероятность безосновательного отстранения следователя, который создаёт потенциальную угрозу изобличения и привлечения к ответственности преступного лица.

Это имеет большое значение для расследования правонарушений, связанных с коррупцией, много эпизодических криминальных дел, а также преступлений, в которых принимает участие большое число фигурантов.

Для обоснования отстранения следователя могут использоваться сведения о действиях самого должностного лица. Например, он озвучил подозреваемому лицу требование о признании в злодеянии, которое совершил другой человек, причём чиновник заведомо об этом знал.

Такие действия следователя должны подкрепляться объективными доказательствами:

  • диктофонными записями;
  • свидетельскими показаниями;
  • записью в протоколе и проч.

Вызывают интерес случаи, когда начальник следственного комитета, прокурор или судья признал неправомерность мероприятий, предпринятых следователем.

Из этого вытекает, что основанием отвода следователя по текущему уголовному делу будет являться неправомерность действий должностного лица.

Здесь следует разграничить такие понятия, как «преднамеренное нарушение законодательства» и «следственная ошибка».

Просчёты допускают даже профессионалы. Ошибка следователя исправляется действиями суда, прокурора или начальника следственного органа.

Однако только намеренное и жёсткое нарушение законодательства можно рассматривать как личную заинтересованность должностного лица в исходе дела.

При расследовании такого преступления могут усматриваться необъективные действия свидетеля, который основные сведения мог получить из материалов следственной проверки.

Следователь обязан сделать заявление о самоотводе, если он одновременно является очевидцем свершившегося преступления.

Порядок отвода

Отвод участников уголовного дела зависит от их процессуального положения и этапа рассмотрения процесса:

  1. Решение об отстранении прокурора до судебного процесса в рамках уголовного производства выносится вышестоящим прокурором, в течение судебного разбирательства – судьёй, разрешающим дело.
  2. Принятие участия прокурора в досудебном или судебном рассмотрении не может становиться преградой к последующему участию прокурора в деле (статья 66 УПК).
  3. Решение об отстранении следователя принимается начальником следственного органа, об отстранении дознавателя – прокурором.

Если перечисленные в законодательстве субъекты дела не приняли мер к добровольному отстранению, им заявляется отведение:

  • подозреваемыми, инкриминируемыми, их правозащитниками или законными представителями;
  • гособвинителем, пострадавшим лицом, заявителем или ответчиком, частным обвинителем или представителем ответчика (статья 62).

Результатом отстранения становится то, что все материалы, доказательная база, факты и сведения, полученные должностным сотрудником в ходе расследования, утрачивают свою правомерность, то есть становятся недействительными.

Условия ходатайства об отводе и порядок проведения указанной процедуры регулируются статьями 64-72 Уголовно-процессуального кодекса.

Составление заявления

Заявление об отводе должностного лица, занимающегося расследованием, составляется потерпевшим в свободной форме. Законодательством не установлен единый шаблон для такого рода обращений. Однако в тексте обязательно должны быть ссылки на нормативно-правовые акты.

В ходатайстве нужно указать следующие сведения:

  • Ф. И. О. руководителя следственного органа или прокурора;
  • наименование госучреждения или населённого пункта (если заявление подаётся прокурору);
  • Ф. И. О. того, кто подаёт ходатайство;
  • номер дела;
  • обоснование отвода;
  • приложения (документы, подтверждающие обстоятельства, на основании которых следователь должен быть отведён от дела);
  • дата, подпись заявителя.

Письменное ходатайство участников делопроизводства об отстранении следователя присоединяется к материалам дела.

Если заявление объявлено в устном виде, его заносят в протокол следственного действия. Ниже представлен образец, который можно взять за основу для написания заявления.

Образец

Руководителю (наименование следственного органа)

А. Н. Петрову

От адвоката К. П. Иванова

рег. №_____

В реестре адвокатов ___ области

Адрес для обращений:____

в защиту обвиняемого Л. Н. Михайлова

дело №_______

«___»__________ 2017 года

Заявление

Об отстранении следователя

В производстве имеется уголовное дело №_____, возбуждённое по ст. _______ УК РФ, на основании материалов ____________.

Обвинение предъявляется Л. Ю. Михайлову, который по версии следственного комитета ____________. В определённом законодательством порядке мною реализуется защита Л. Ю. Михайлова по указанному уголовному делу.

«___»______ 2017 года следователь (Ф. И. О.) начал исполнение условий статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (знакомство с материалами преступления).

_____________ (должность, Ф. И. О.) не может быть допущен к расследованию указанного дела, поскольку (описать причины, по которым должностное лицо не может быть допущено к расследованию).

На основании представленных выше сведений и в соответствии со ст. 67 УПК РФ заявляю к отстранению ____________ (должность, Ф. И. О.).

Приложение (письменные доказательства сведений, на которые указывает лицо, подающее заявление):

Подпись                            «_____» _________ 20__ г.

Дальнейшее развитие событий

При удовлетворении заявления начальник следственного комитета или прокурор производит отстранение от дальнейшего расследования и назначают другую кандидатуру для ведения дела:

  • пункт первый части первой статьи 39;
  • пункт 14 второй части статьи 37.

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/delo/otvod-sledovatelyu

Отвод свидетеля в гражданском процессе

Основания для отвода свидетеля

>
Ч95 226-Ч5-Ч6 консультации: стройка, земля, суд.

Допросы свидетеля и отвод вопросов

Тактика и практика допроса свидетеля в судебном заседании. Когда кто-то силится что-то вспомнить, а ты хочешь этому помешать, начни… подсказывать. Неверные, но близкие к истине подсказки будут мешать припоминанию.

Как провести допрос свидетеля?

Требуй от свидетеля свободную форму рассказа об известных ему обстоятельствах. Сторона пригласившая свидетеля задает ему вопросы первой. После рассказа задаются только уточняющие вопросы. Не допустимы вопросы требующие оценочных суждений, предположений или мнений либо наводящие вопросы.

Допрос может быть нескольких видов: — повторным, т.е. сочетаться с опознанием различных предметов; — множественным, т.е. включать элементы очной ставки (практикуется при даче ложных, противоречивых показаний свидетелями либо иными участниками спора).

Важнейшими факторами, определяющими достоверность свидетельских показаний, являются:

а) длительность сохранения воспринятого в памяти; б) способность правильно воспроизводить то, что он запомнил; в) способность свидетеля правильно и точно воспринимать наблюдаемые им явления.

Также очень важный фактор, который тебе придется учитывать при допросе «своего» свидетеля, психологическое воздействие «зала». Присутствующие в зале могут вводить допрашиваемого в чувства личного переживания. Рекомендую продумывать краткие и ясные вопросы, чтобы их не могли «вывернуть» в комично-издевочную форму. Допрашиваемый в любом случае будет всегда думать о реакции зала.

Основные задачи тактики допроса свидетелей:

— во-первых, разоблачение ложных показаний; — во-вторых, получение точной и четкой информации об известных им фактах (способствуют уточняющие вопросы, с требованием детализации).

Допрос свидетеля суде проходит в течение 5-7 минут, т.к. он вызывается для подтверждения какого либо факта. Естественно оппонент захочет «подготовить» свидетеля. Как вывести «на чистую воду подготовленного клиента»? Всегда задавай ему вопросы о деталях обстоятельства. Уточняй особенности предмета спора. Заяви судье о неконкретности, расплывчатости и противоречивости показаний свидетеля.

Отвод вопросам, задаваемым стороной свидетелю

Такое действие (отвод вопросам) поддерживается и закреплено принципами состязательности сторон в статье 12 ГПК РФ.
Случаи из практики показывают , что свидетель может быть «подготовлен» к процессу. Порядок и последовательность допроса процессуально регламентируется статьей 177 ГПК РФ.

Судебным процессом руководит председательствующий, который устраняет все не относящееся к обстоятельствам дела и предмету доказывания. Связь фактов и сведений о них обозначается понятием «относимость доказательств». Показания свидетелей могут и не иметь сведений необходимых для доказывания, либо свидетель может сообщить о существовании спорного факта.

Часто встречаются случаи, когда сторона вызывая свидетеля не указывает, какие обстоятельства известны свидетелю. Суд оставляя без внимания такое ходатайство лица, допускает хаос в доказательствах. А другая сторона, пользуется такой возможностью затягивает судебный процесс и уводит его от предмета и оснований спора.

Заявить отвод вопросу необходимо в одном из трех случаев, если задан наводящий вопрос, вопрос, не относящийся к рассматриваемому делу, либо вопрос, носящий оскорбительный, порочащий характер.

Восемь техник работы с возражениями.

Основное правило работы с возражениями — это серьезное отношение к любой реплике, невзирая на его формулировку или содержание. Получив возражение, возьмите паузу (5-7 секунд, иначе судья закипит). Продумайте возможные варианты и начинайте постепенно излагать свою точку зрения.

1. Техника переформулирования

Используйте элементы выражений и вопросов собеседника. В результате истец и ответчик начинают говорить на одном языке, об одних и тех же вещах. Часто при использовании простых слов во время разговора собеседники вкладывают в свои слова различное значение.

Именно поэтому людям часто трудно договориться. Для преодоления различных неясностей и двусмысленности, используется эта техника «переформулирования».

Также эта техника прекрасно работает при переформулировании вопросов с другой, также эффективной техникой, техникой «встречных вопросов».

2. Техника «что-нибудь еще?»

Эта техника еще более проста и безопасна, чем предыдущая, и помогает выяснить истинную причину отказа от мирового соглашения. Она предполагает умение вытаскивать возражения оппонента, даже не рассматривая их, одно за другим.

Это позволит в дальнейшем, определив самое важное возражение, начать с него. Такой подход дает тебе свободу маневра: он уже может выбирать, с какого из возражений начинать удобнее.

После того как большая часть возражений выведена на поверхность, инициатива в твоих руках.

3. Техника предположения

Делаете гипотетическое предположение о проблеме, мешающая договору. «Готов ли оппонент тогда сотрудничать? Если нет, почему?» И так с каждым высказанным возражением эта техника позволяет не бороться с ложными возражениями, а, игнорируя их, переходить к возражениям следующего уровня.

4. Техника наивности

Техника предполагает рассматривать каждое возражение как искреннее. Применяется она следующим образом: сделав вид, что вы верите возражению оппонента, вы начинаете решать эту проблему с энтузиазмом, предлагая клиенту пути к ее преодолению.

В ответ он высказывает тебе новое, и так до настоящего возражения. Техника очень трудоемкая и опасная с точки зрения репутации: если каждое возражение принимать как искреннее, можно показаться непрофессионалом.

Но время, затрачиваемое клиентом на ответы, можно использовать для дальнейшего убеждения.

5. Техника фиксации на позитивных моментах «сотрудничества».

Если с оппонентом уже какое-то время сотрудничали в процессе, то необходимо найти моменты, которые его удовлетворили. Например, уступки, предложения, подтверждения и т. п.

И в случае отказа вы стараетесь переместить его эмоциональное сознание на приятное воспоминание из прошлого.

Обратное использование — это перемещение эмоционального состояния собеседника в зону отрицательных эмоций, когда он работал с вашим конкурентом и имел неприятности.

6. Техника искренности

«Раскрываясь» перед оппонентом и показывая «все» свои козыри и все предстоящие трудности, провоцируем его на взаимность, стараясь получить истинное возражение, чтобы начать с ним работу. Это техника основана на доверии, демонстрации искренности и заботы об интересах и нуждах судебного процесса.

7. Техника встречных вопросов и фиксации

На все вопросы клиента отвечаете вопросами, при этом все вопросы и ответы, имеющие хоть какую-то значимость, сразу фиксируете в слух и переспрашиваете. В итоге у вас получится беседа с ясными возражениями и ответами на них. И вам останется только подвести итог. Цель техники — не отвечая на вопрос, задавать встречный.

Это позволяет выявить причины, иска или возражения и подключить клиента для работы с его же возражениями. Встречный вопрос может полностью нивелировать вопрос вашего противника и, более того, спровоцировать его на выдачу вам дополнительной информации.Используя эту технику встречных вопросов, соедините её с первой техникой.

И не увлекайтесь, можете вызвать раздражение судьи и испортить отношения.

Методы допроса судебного эксперта с пристрастием:

— «Вы даже не понимаете, куда вляпались»!

Это первое предупреждение, которое должны услышать допрашиваемые свидетели. Они еще не представляют, что их ждет впереди: десять минут позора, трясущиеся руки, надтреснутый голос, бывает и истерика, вызванная понятиями «допрос» и «издевательство». Выдержать это месиво и структурировать в голове происходящее — навык, который вряд ли можно приобрести без практики.

Самоотвод и отвод свидетеля

Источник: https://prioritetspb.ru/2019/11/otvod-svidetelya-v-grazhdanskom-protsesse/

Отвод в ходе следственного действия

Основания для отвода свидетеля

Quodcunque aliquis ob tutelam corporis sui fecerit jure id fecisse videtur
– все, что человек делает для защиты самого себя, считается сделанным законно (лат.)

В ходе досудебного производства нередко возникают основания для заявления отвода следователю, однако принято считать, что это затея совершенно бесперспективная, потому что обречена на заведомый отказ.

Однако в некоторых случаях она бывает не лишена здравого процессуального смысла, когда реализуется непосредственно в ходе следственного действия.

Автор настоящей статьи приводит примеры использования следователем незаконных методов на очной ставке и рассказывает, как с помощью заявления отвода следователю в ходе проведения следственного действия противодействовать следственному произволу, в каких ситуациях применять процессуальный институт крайней необходимости.

Незаконные методы на очной ставке

В моей адвокатской практике была, пожалуй, самая драматическая очная ставка, которая происходила в изоляторе временного содержания между обвиняемым взяткополучателем и свидетелем взяткодателем. Вся сложность участия заключалась в личности следователя, который нормы уголовного процесса подменил своими собственными понятиями и от них настырно не желал отходить.

Когда я начал последовательно задавать многочисленные вопросы свидетелю и получать необходимые для стороны защиты показания, следователь, не записывая их, нарушая установленный порядок, стал задавать свои уточняющие, а чаще всего наводящие и угрожающие привлечением к уголовной ответственности вопросы.

Напуганный этим свидетель, и без этого проявляющий симпатию к следователю, охотно отказывался от данного мне ответа, и следователь записывал именно эти его «модернизированные» показания. В какой-то момент мне пришлось встать за спиной сидящего следователя, чтобы контролировать его сочинительства, отображавшиеся на экране монитора.

Затем получив нежелательный ответ свидетеля, следователь нагло и бесцеремонно заявлял, что я его неправильно расслышал, и записывал все с точностью до наоборот или позволял себе отвечать за свидетеля, а потом без тени смущения пытался убедить меня в том, что именно так показывал свидетель, а я почему-то это прослушал.

Когда мои вопросы казались ему опасными, то он с легкостью их снимал, сопровождая стандартной фразой «не имеют отношения к делу», хотя они имели отношение – самое непосредственное.

Моему возмущению не было предела, но клавиатура и компьютерная мышь находились в безграничном владении и пользовании лица, ведущего очную ставку.

В ответ на это я в эмоциональной форме высказывал возражения на его незаконные действия, говорил о недопустимости вмешиваться в допрос защитника, задавать наводящие вопросы, требуя от него записывать дословно даваемые показания, угрожая написанием жалоб и привлечением его к дисциплинарной ответственности, что, впрочем, его совершенно не беспокоило.

Обычная и изначально не представлявшая никаких сложностей очная ставка превратилась в изматывающее сражение за каждое слово и продлилась около 4 часов. Испуганные полицейские сотрудники изолятора периодически заходили в кабинет, выясняя, все ли у нас в порядке и не требуется ли их вмешательства.

В конце протокола очной ставки мне пришлось писать многостраничные замечания и дополнения, а уходя, пообещать наградить следователя вымпелом «наихудшего в истории прокуратуры и следственного комитета», предрекая ему скорейшее завершение карьеры.

Мои прогнозы оказались вещими, поскольку через непродолжительное время следователь был с позором выгнан за массовые фальсификации протоколов по другим делам, а вот мои ходатайства об исключении протокола из доказательств и о проведении повторной очной ставки были оставлены без удовлетворения: следователь и его начальник были вполне удовлетворены ответами свидетеля на вопросы должностного лица, а ответы на вопросы защитника их совсем не интересовали.

Вот другой пример, имевший место в практике моего коллеги. Следователь, предъявляя обвинение лицу с участием его защитника, откровенно сообщил, что вменяет ему в вину преступление, предусмотренное помимо ст. 222 УК РФ, еще и ч. 2 ст.

105 УК РФ, но понимает, что обвиняемый убийства не совершал, однако он не может оставить данное преступление нераскрытым.

В ответ на эти признания возмущенный арестант стал высказывать следователю самые нехорошие известные ему слова и словосочетания, заработав дополнительно наказание по ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти).

Приведенные примеры заставляют задуматься над тем, какие у стороны защиты могут быть процессуальные средства для противодействия следственному произволу.

Меры противодействия

Нам известно, что свидетель (потерпевший), давая показания на допросе, под влиянием следователя либо иных обстоятельств, может с легкостью подписать заведомо ложные показания.

Не стоит дополнительно объяснять, какое важное значение в таком случае может иметь очная ставка для судьбы обвиняемого.

Проведенная с использованием незаконных методов она может явиться основанием для оглашения показаний неявившегося свидетеля (потерпевшего), и суд не сможет непосредственно заслушать его показания и в результате способен вынести неправосудный приговор.

В связи с этим, когда в ходе проведения данного следственного действия грубейшим образом попираются процессуальные права, искажаются протокол и показания в нем, то необходимы экстраординарные меры.

К их числу я бы уверенно отнес заявление отвода следователю в ходе проведения следственного действия.

Частью 2 ст. 61 УПК РФ предусмотрено: «Лица, указанные в части первой на‑ стоящей статьи (включая следователя), не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела».

В соответствии с ч. 1 ст. 67 УПК РФ: «Решение об отводе следователя принимает руководитель следственного органа…».

Согласно требованиям ст. 121 УПК РФ: «Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления…».

Основываясь на данных процессуальных нормах, отвод следователю возможен тогда, когда в ходе очной ставки обнаруживаются обстоятельства, свидетельствующие о проявившихся в тех или иных его незаконных действиях и решениях предвзятости и необъективности и тем более намерении путем искажения показаний свидетеля уличить обвиняемого в совершении преступления, которого он не совершал либо создать искусственные доказательства его виновности.

Получив доказательства заинтересованности следователя, защитник до завершения очной ставки на отдельном листе бумаги оформляет мотивированный отвод следователю, передает его следователю и требует приостановить производство следственного действия и организовать рассмотрение отвода, передав его начальнику следственного органа.

Нетрудно догадаться, что среднестатистический следователь пожелает продолжить проведение очной ставки, а ходатайство о своем отводе предложит подать уже после ее завершения. Но защитник может занять принципиальную позицию о необходимости рассмотрения отвода, не желая участвовать в незаконно ведущейся очной ставке.

Будет нелишне заметить, что уголовно-процессуальные нормы полностью дистанцировались от регулирования данной ситуации, и поэтому нет оснований считать, что заявляемое адвокатом ходатайство в ходе следственного действия является злоупотреблением правом.

Ранее в «Адвокатской газете» уже велась достаточно интересная дискуссия о праве адвоката покинуть место производства следственного действия между уважаемыми московскими адвокатами Николаем Кипнисом «Эпатаж или процессуальная необходимость?»1 и Борисом Кожемякиным «Адвокату нельзя уходить от защиты»2.

Николай Кипнис, а затем и Генри Резник отстаивали законность прекращения производства дисциплинарными органами Адвокатской палаты г.

Москвы в отношении адвоката, который, обнаружив безосновательность предъявляемого его подзащитному обвинения, сразу заявил следователю отвод, но он рассмотрен не был, после чего защитник самостоятельно приостановил свое участие в следственных действиях3.

Уважаемый Борис Кожемякин осудил действия адвоката, полагая, что в них больше эпатажа, чем процессуальной необходимости.

Конечно, всегда следует иметь в виду, что уход адвоката со следственного действия в случае непринятия следователем либо его начальником мер по разрешению заявленного отвода может стать поводом для дисциплинарного разбирательства в адвокатской палате.

В некоторых квалификационных комиссиях позиционируется безусловный запрет подобного поведения для адвокатов. Однако не существует правила без исключения, и Адвокатская палата г. Москвы это продемонстрировала в вышеприведенном дисциплинарном деле.

Как мне представляется, правомерность действий адвоката должна напрямую зависеть от степени произвольности действий следователя и от глубины допущенных им нарушений закона и процессуальных прав стороны защиты.

Если во время очной ставки следователь отклонил пару вопросов адвокату, на что последний обиделся, заявил отвод и ушел, то такое поведение вряд ли найдет понимание в квалификационной комиссии.

Если же следователь весь ход очной ставки систематически отклонял уместные вопросы, не позволяя выяснить важные для дела обстоятельства, отказывался записывать ответы свидетеля, существенно их искажал, сам отвечал на вопросы, заданные свидетелю, по сути, в присутствии защитника самым грубым и бесцеремонным образом фальсифицировал доказательство виновности обвиняемого, то бездействие адвоката в таком случае как раз и может расцениваться как небезупречное поведение, противоречащее требованиям ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката о том, что адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, законом и настоящим Кодексом.

Для правильного разрешения подобных ситуаций необходимо использование процессуального института крайней необходимости, когда для предотвращения существенного ущерба интересам подзащитного и, возможно, в дальнейшем вынесения неправосудного судебного акта адвокат, заявив отвод следователю и не дождавшись его разрешения, покидает место проведения следственного действия, вынужденно, вероятно, и причиняя вред иным охраняемым интересам.

При этом он не отказывается от защиты, не противодействует производству следствия, а понуждает таким образом рассмотреть заявленный отвод и лишь потом планирует продолжить свое участие в защите.

Для строгих ревнителей адвокатского благочестия сразу скажу, что такие проблемные ситуации исключены там, где следователь уважает права стороны защиты, процессуальный закон и в силу ч. 1 ст. 8 УПК РФ обеспечивает возможность осуществления этих прав.

На мой взгляд, является ошибочной позиция тех дисциплинарных органов, которые строго оценивают отступления от установленных законно-этических норм адвокатов, но не учитывают противоправность действий должностных лиц, спровоцировавших ответные действия защитников.

Есть в отводе следователю и важный практический аспект. После его заявления и требования непосредственно разрешить следователь окажется под угрозой срыва следственного действия. Возможно, это может нарушить процессуальные сроки и создать для него серьезные проблемы.

Понимая это, думающий адвокат в какой-то наиболее удобный момент имеет возможности пойти на компромисс со следователем: отказаться от отвода в ответ на то, что должностное лицо продолжит проведение очной ставки с соблюдением требований процессуального закона, не станет отводить допустимые вопросы и т. д.

В идеале такой исход является наиболее приемлемым для стороны защиты, а ходатайство об отводе выполняет для следователя функцию отрезвляющего душа Шарко.

* * *

Если не предпринимать активных наступательных действий, а ограничиться написанием замечаний к протоколу следственного действия, что мною и было сделано, то возрастает вероятность признания тенденциозно напечатанного протокола очной ставки допустимым

и достоверным доказательством. К сожалению, относимая следственная и судебная практика нам хорошо известна…

1 «АГ». 2014. № 21.

2 «АГ». 2014. № 24.

3 Дисциплинарное производство. 2012. № 9/1406.

От редакции
Приглашаем к обсуждению этой темы на сайте advgazeta.ru

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/otvod-v-khode-sledstvennogo-deystviya/

Ходатайство об отводе следователя

Основания для отвода свидетеля

Порядок отвода следователя регламентирован положениями Главы 8 (ст.ст.61,62,67) УПК РФ. Но, на практике эти положения УПК РФ применяются редко. Причиной тому – недостаточно ясное нормативное регулирование, трудно реализуемое в реальном уголовном деле.

Поэтому, чтобы заявленный отвод мог быть удовлетворён, в ходатайстве (заявлении) об отводе должны быть приведены достоверные факты, неопровержимо и прямо указывающие на заинтересованность следователя в исходе дела или на его родство с лицами, имеющими такую заинтересованность.

Предположения о заинтересованности следователя, не подкреплённые убедительными фактами, не будут приняты в качестве обоснования для отвода следователя. Это объяснимо и тем, что лица, действительно совершившие преступление, будут пытаться дискредитировать следователя, чтобы отстранить его от расследования уголовного дела.

Для этого законодатель «усложнил» правовую конструкцию, устанавливающую основания для отвода следователя, обеспечивающую исключение возможности необоснованного отстранения от расследования уголовного дела опытных следователей, создающих угрозу разоблачения и привлечения к уголовной ответственности настоящих преступников.

Особенно это важно для коррупционных преступлений, многоэпизодных уголовных дел и дел с большим числом фигурантов.

В обоснование отвода следователя может быть положена информация о действиях самого следователя.

Например, он высказывал угрозу с требованием к подозреваемому, обвиняемому признаться в совершении преступления, которое совершено другим лицом, о чём следователю известно.

Эти действия следователя должны быть подкреплены, помимо слов, объективными данными, например, записями в протоколе следственного действия, аудиозаписью, свидетелем этих действий следователя.

Что касается несогласия с решениями следователя об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого или его защитника, то, это не является основанием для отвода.

Хотя, заявляемые на практике отводы следователям и судьям содержат именно такое обоснование – несогласие с принимаемыми ими решениями.

Такие действия защиты указывают на непрофессионализм и некомпетентность того, кто заявляет подобные, необоснованные отводы.

Представляет интерес ситуация, когда руководителем следственного органа, прокурором или судьёй признана незаконность или необоснованность действий следователя. Исходя из этого, напрашивается такое обоснование для отвода, как незаконность действий следователя. Но, здесь необходимо разграничивать следственные ошибки и умышленное нарушение закона.

От ошибок никто не застрахован. Ошибки следователя исправляются реагированием суда, прокурора, руководителя следственного органа. Но, только умышленное, грубое нарушение законности следователем можно трактовать, как его личная заинтересованность в исходе дела. Которую следователь реализовал, даже когда для этого потребовалось преступить закон.

Случаи, когда данного следователя отстраняют от производства по уголовному делу из-за допущенных им нарушений закона, известны практике. А вот удовлетворение заявленного следователю отвода по ходатайству защиты является скорее исключением, чем правилом. Поэтому, мы бы не рекомендовали злоупотреблять таким правом, как право отвода.

Следователю СО СУ МВД РФ

по городу Самаре

Неверову С.В.

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

Тел. +7-987-928-31-80

в защиту (ордер адвоката в деле)

обвиняемого Н. _______________

«____» _________ 20 ___ г

Ходатайство

(заявление)

об отводе следователя

В Вашем производстве находится уголовное дело № ________________, возбужденное по п. п. «а», «б», ч.2, ст.199 УК РФ, на основании материалов налоговой проверки.

Обвинение предъявлено Н._________ и другим лицам, которые, по версии органов расследования осуществили уклонение от уплаты налогов по деятельности ЗАО _________ и ООО __________ в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

В установленном законом порядке, мной осуществляется защита Н.___________ по данному уголовному делу.

«____» _________ 20 ___г следователем начато выполнение требований ст.217 УПК РФ (ознакомление с материалами уголовного дела).

В ходе ознакомления с материалами уголовного дела мной выявлено следующее:

Материалы налоговой проверки поступили из УФНС_________, за подписью заместителя начальника данного налогового органа У.

Ранее, им же подписано решение налогового органа о выявлении налоговой недоимки.

Налоговую проверку осуществляли сотрудники УФНС______ Р., П. и О.

При этом, налоговая проверка была начата по письму И. О. начальника СО Неверова С.В., то есть, по Вашему письму, когда Вы временно исполняли обязанности начальника следственного отдела.

До этого, в Вашем же производстве, как следователя, находились материалы проверки, направленные в орган следствия из органа дознания ОРЧ-1, выделенные из уголовного дела №_______, находившегося в производстве органа дознания по ч.1, ст.159.4 УК РФ.

Таким образом, Вами формировались материалы проверки в отношении ЗАО________ и ООО________ до того, как в отношении этих юридических лиц была проведена налоговая проверка, в связи с чем Вы подлежите допросу в качестве свидетеля по данному уголовному делу. При этом, согласно объяснениям потерпевшего С. в суде, рассматривавшем нашу жалобу в порядке ст.

125 УПК РФ, Вы сообщили ему, что для возбуждения уголовного дела необходимы результаты налоговой проверки и что Вы направите им материалы из ОРЧ-1 и попросите, чтобы они побыстрее прислали Вам акт налоговой проверки и решение о налоговой недоимке.

Тем самым, Вы не только предрешили результаты налоговой проверки, но, сообщили потерпевшему, что будете влиять на её проведение. Всё это подтвердил сотрудник налоговых органов Р.

в арбитражном суде, где мы обжаловали решение налоговых органов, сообщивший суду, что именно следователь торопил с проведением проверки и говорил, что ему для возбуждения уголовного дела не хватает решения налоговых органов. Тем самым, в этих Ваших действиях усматривается личная заинтересованность в возбуждении уголовного дела.

Кроме того, как следует из материалов уголовного дела, потерпевший С. является двоюродным братом К., которая находится в браке с Н.А., являющимся Вашим племянником. Таким образом, потерпевший С.

и Вы находитесь в родстве, что позволяет нам не только сомневаться в Вашей объективности, но, полагать, что Вы лично заинтересованы в оказании помощи потерпевшему С., с которым Вы запечатлены на фотографии со дня рождения Н.А.

(копию фотографии мы готовы предоставить, при необходимости подтвердить сказанное, если Вы будете это отрицать).

При таких обстоятельствах, имеются достаточные основания заявить Вам, как следователю, отвод по тем основаниям, что Вы лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе данного уголовного дела, являясь родственником потерпевшего С., с которым Вы неоднократно обсуждали движение материалов проверки, а затем и материалов уголовного дела, делая это не в процессуальном порядке, то есть, незаконно.

В соответствии с п.1, ч.1 и ч.2, ст.61 УПК РФ, следователь не вправе осуществлять производство по уголовному делу, если он является по уголовному делу свидетелем, а также, если имеются обстоятельства, указывающие на то, что следователь лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Следователь, подлежащий отводу, обязан был взять самоотвод. Однако, Вы этого не сделали, хотя непроцессуально общались с потерпевшим С., являющимся Вашим родственником, по вопросам, относящимся к данному уголовному делу, в интересах потерпевшего С.

Руководствуясь ст.ст.61;92;67 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Направить соответствующему руководителю следственного органа данное ходатайство (заявление) об отводе следователя для разрешения в установленном законом порядке.

Направить также свои объяснения по изложенным в отводе фактам.

С уважением,

адвокат                                                        _____________________ А.П. Антонов

Источник: https://pravo163.ru/xodatajstvo-ob-otvode-sledovatelya/

Статья 61 УПК РФ. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

Основания для отвода свидетеля

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, помощника судьи, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

См. все связанные документы >>>

1. Личная заинтересованность в деле судьи, прокурора, следователя, дознавателя несовместима с публичным характером уголовного процесса.

Несовместима с ним и личная заинтересованность иных, помимо дознавателя, работников органа дознания, которые могут осуществлять неотложные следственные действия (ст. 157) начальника подразделения дознания, а также руководителя следственного органа.

Хотя о них не говорится в статьях главы 9, полагаем, что основания для отвода распространяются и на них по аналогии закона.

2. Все обстоятельства, названные в данной статье, дают основание предполагать, что лицо, ведущее процесс, так или иначе заинтересовано в исходе уголовного дела.

Это предположение имеет характер презумпции личной заинтересованности, но если презумпция, зафиксированная в ч.

2 данной статьи (“иные обстоятельства, дающие основания полагать”), относится к категории опровержимых и может быть опровергнута аргументами, изложенными в объяснении судьи, прокурора, следователя, дознавателя по поводу заявленного отвода, то презумпции, указанные в п.

п. 1 – 3 ч. 1, неопровержимы. Даже если отводимому лицу и удастся представить убедительные аргументы своей личной незаинтересованности в деле, несмотря, например, на отношения дальнего родства с кем-либо из участников процесса, оно тем не менее подлежит отводу .

——————————–

См.: Постановление Президиума ВС РФ по делу Головина // БВС РФ. 2003. N 7.

3. Если лицо является свидетелем по данному делу, то предположение о его личной заинтересованности наименее очевидно. Основанием его является скорее не личная заинтересованность в исходе дела, а то, что свидетель (особенно свидетель-очевидец) события преступления уже не нуждается в доказательствах и исход дела для него заранее предрешен.

Процесс не нужен ему, и он не нужен процессу. Понятие свидетеля в данном пункте шире, чем общее понятие свидетеля, которое дано в 56.

По смыслу, которое придает этому основанию для отвода правоприменительная практика, свидетель здесь не только лицо, вызванное для дачи показаний, но и то, которое по обстоятельствам дела объективно должно быть вызвано и допрошено.

Когда, например, сотрудники органа дознания являлись очевидцами события преступления, а других очевидцев не было, они, как правило, должны быть допрошены по данному делу в качестве свидетелей, что исключает их участие в производстве по делу после его возбуждения.

Если же данные сотрудники все-таки выполняли по делу неотложные следственные действия, все полученные ими доказательства следует признать недопустимыми. Следует обратить внимание, что закон (ч. 1 ст.

61) говорит лишь о невозможности таких лиц участвовать в производстве по делу, следовательно, до возбуждения дела они могут предпринимать некоторые процессуальные действия, в частности производить задержание, осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы.

Впрочем, в крайне редких случаях, несмотря на то что сотрудник органа дознания был очевидцем события преступления, он, на наш взгляд, все же не подпадает под основания для отвода. Речь идет о неотложных следственных ситуациях, когда другие сотрудники органа дознания и следователь в силу объективных причин не могут незамедлительно приступить к производству по делу, но доказательственная база с избытком достаточна и без того, чтобы делать сотрудника органа дознания свидетелем. Например, преступление совершено при большом стечении народа и свидетели-очевидцы имеются в избытке. Тогда собранные им доказательства могут остаться допустимыми.

При возвращении уголовного дела на стадию предварительного следствия следователь подлежит отводу, если он по расследованному им делу был допрошен в судебном заседании в качестве свидетеля (Кассационное определение ВС РФ от 13 января 2005 г. по делу N 81-о04-129).

4. В качестве оснований к отводу судьи, прокурора, следователя, дознавателя предусмотрены лишь родственные отношения этих лиц с другими участниками процесса (п. 3 ч. 1 ст. 61). Не рассматриваются как основания для отвода отношения только близких лиц. Однако в этих случаях на практике могут сложиться парадоксальные ситуации, напоминающие сюжет из романа Л.Н. Толстого “Воскресение”.

5. Предмет заинтересованности подлежащих отводу лиц согласно данной статье слишком узок. Чтобы исключить их участие в производстве по уголовному делу, необходимо установить заинтересованность в исходе уголовного дела.

Так, например, если судья лично заинтересован в исходе не всего дела, а только в освобождении подозреваемого или обвиняемого из-под стражи, ему невозможно заявить отвод по данному основанию.

Более справедливо решался этот вопрос в УПК РСФСР, в котором основанием для отвода считалась личная заинтересованность названных лиц во всех моментах дела, а не только в его исходе. В судебной практике личная заинтересованность судьи по-прежнему понимается расширительно .

——————————–

См.: БВС РФ. 2003. N 6.

6. Как определил Конституционный Суд РФ, ч. 2 ст.

61 УПК не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым не исключает возможность заявления судье отвода в связи с выявлением в ходе судебного разбирательства обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности. Ни эта статья, ни ст. ст. 64 и 65 УПК не освобождают суд от обязанности принять решение по существу заявленного судье отвода и обосновать его ссылками на конкретные обстоятельства дела .

——————————–

См.: Определение КС РФ от 25 января 2005 г. N 46-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Андреевского В.К. на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 61, 64, 65 И 355 УПК РФ”.

Источник: https://RuLaws.ru/upk-rf/CHAST-PERVAYA/Razdel-II/Glava-9/Statya-61/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.