Место рассмотрения споров

Вс напомнил о правилах определения подсудности споров из внешнеэкономической поставки

Место рассмотрения споров

21 января Судебная коллегия по экономическим спорам ВС вынесла Определение № 305-ЭС19-12690 по делу А40-227636/2018, где указала на ошибки нижестоящих судов, которые не стали рассматривать иск российской компании-поставщика к казахстанской организации-покупателю.

В 2017 г.

между ООО «Фаворита» и зарегистрированным в Казахстане товариществом с ограниченной ответственностью MINION QAZAQSTAN были заключены пять договоров поставки, в соответствии с которыми российская организация поставляла казахстанской товары. В сентябре 2018 г. «Фаворита» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о взыскании со своего зарубежного контрагента задолженности, неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Прежде чем разрешать вытекающий из внешнеэкономической сделки спор по существу, первой инстанции нужно было установить, вправе ли она рассматривать данное дело. Истец мотивировал свое обращение в российский суд тем, что местом исполнения договоров являлся г. Москва.

Первая инстанция отметила, что в тексте контрактов отсутствует упоминание о согласованной сторонами подсудности. Стороны не указали дословно, что местом исполнения договоров является Москва, напротив, заметил суд, согласно контрактам конечной точкой поставки товара является г.

Астана.

С учетом этого фразу о том, что пунктом передачи товара покупателю является Москва, невозможно расценить как указание этого города в качестве места исполнения соглашений, посчитал суд. Слова «место исполнения» в контрактах отсутствуют, подчеркнула первая инстанция.

Соответственно, невозможно сделать вывод о том, что местом исполнения спорных договоров является Москва, резюмировала она. Сославшись на ст.

35 АПК, первая инстанция прекратила производство по делу, поскольку иск, по ее мнению, следовало подавать по месту нахождения ответчика, а значит, дело не подсудно российскому арбитражному суду.

Девятый арбитражный апелляционный суд согласился с позицией нижестоящей инстанции. По его мнению, в договорах не было ни указания на конкретное место их исполнения, ни условия о рассмотрении соответствующих споров непосредственно в Арбитражном суде г. Москвы. АС Московского округа не нашел оснований для отмены актов первой инстанции и апелляции.

Однако Верховный Суд посчитал, что суды неверно применили нормы Арбитражного процессуального кодекса.

С иностранным осложнениемПленум ВС РФ принял постановление, разъясняющее экономические споры с участием зарубежных юридических лиц

Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что в соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВС от 27 июня 2017 г.

№ 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом», по общему правилу, такие дела рассматриваются по правилам АПК с учетом установленных этим кодексом особенностей для споров этой категории, если иное не предусмотрено международным договором.

ВС напомнил, что компетенция судов государств – участников СНГ по рассмотрению споров, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, определена в ст. 4 Киевского соглашения от 20 марта 1992 г., участниками которого также являются Россия и Казахстан.

При этом п. «в» ч. 1 ст.

4 указанного международного договора предусматривает возможность разрешения дела в компетентном суде государства – участника СНГ, если на территории этого государства исполнено или должно быть полностью или частично исполнено обязательство из контракта, являющегося предметом спора.

ВС напомнил судам, что международные договоры являются частью правовой системы РоссииСуд исправил ошибку нижестоящих инстанций, неправомерно применивших неподходящую норму АПК вместо нормы международного договора

Кроме того, добавил ВС, аналогичное правило содержится в п. 3 ч. 1 ст.

247 АПК, согласно которому российские арбитражные суды рассматривают экономические споры с участием иностранных и международных организаций, а также осуществляющих экономическую деятельность иностранных граждан и лиц без гражданства, если спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории РФ. То есть возможность рассмотрения спора в суде соответствующего государства – участника СНГ поставлена в зависимость от места исполнения обязательства по внешнеэкономической сделке, заключила судебная коллегия.

ВС отметил, что спорные договоры поставки были заключены на условиях FCA (Франко перевозчик) Международных правил толкования торговых терминов «Инкотермс 2010», что означает осуществление передачи товара продавцом перевозчику или иному указанному покупателем лицу в своих помещениях или в ином обусловленном месте.

В соглашениях стороны указали Москву в качестве пункта передачи товара ответчику. При этом местом исполнения денежного обязательства покупателя также является Москва, поскольку именно там находится банк продавца. Таким образом, обязательства из спорных договоров поставки подлежали исполнению на территории РФ, а АС г.

Москвы правомочен рассматривать данный спор, заключил ВС.

Суд отметил, что российский поставщик в исковом заявлении ссылался на положения Киевского соглашения и на факт исполнения договорных обязательств в Москве в качестве основания для обращения в соответствующий арбитражный суд. Указание судов на ст. 35 АПК является необоснованным, поскольку в данном случае необходимо применять специальные нормы о производстве по делам с участием иностранных лиц, подчеркнул Верховный Суд.

На этом основании Коллегия по экономическим спорам отменила акты трех нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.
ВС разъяснил применение норм международного частного права в РоссииПленум Верховного Суда принял постановление, посвященное нюансам разрешения споров, осложненных иностранным элементом

Адвокат МКА «ЮрСовет» Василий Котлов сообщил «АГ», что определение имеет важное значение для практики разрешения споров с участием иностранных лиц.

В то же время эксперт полагает, что ВС не совсем точно истолковал п. «в» ст. 4 Киевского соглашения, который, по словам адвоката, говорит не о месте исполнения всего договора, а о месте исполнения только лишь спорного обязательства.

«При этом формулировка данного пункта представляется не вполне удачной, так как любое обязательство, возникшее между двумя контрагентами, находящимися в разных государствах, будет иметь частичное исполнение в разных странах», – заметил Василий Котлов.

Адвокат подчеркнул, что при определении подсудности суд не должен руководствоваться положениями о частичном исполнении, поскольку при таком подходе один и тот же спор правомочны рассматривать суды разных государств, на территории которых производилось частичное исполнение.

Адвокат АП Ленинградской области Евгений Тарасов полагает, что это дело хотя и рядовое, но показательное, в первую очередь потому, что демонстрирует сложности восприятия судами норм международного частного права.

«На мой взгляд, с учетом конкретных обстоятельств подход ВС абсолютно верен. При этом Суд скорее исправил досадную ошибку нижестоящих инстанций, чем дал особое (новое) толкование.

Конечно, определение будет использоваться в практике как пример правильного и поддерживаемого высшим судом подхода», – отметил адвокат.

В то же время во избежание нежелательного толкования сторонам договора следует указывать в нем компетентный суд и применимое право, тем самым создавая для себя предсказуемые правовые условия, добавил Евгений Тарасов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-o-pravilakh-opredeleniya-podsudnosti-sporov-iz-vneshneekonomicheskoy-postavki/

Рассмотрение спора по месту исполнения договора

Место рассмотрения споров

Подход I.

По общему правилу определения подсудности, закрепленному в ст. 35 АПК РФ, иск предъявляется в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства ответчика. В соответствии с ч. 4 ст.

36 АПК РФ иск, вытекающий из договора, в котором указано место его исполнения, может быть предъявлен также в арбитражный суд по месту исполнения договора. В судебной практике сложилось несколько вариантов толкования ч. 4 ст.

36 АПК РФ, и в связи с этим возник вопрос о единообразном применении соответствующей нормы права.

С учетом правовой позиции КС РФ, отраженной в определении от 15.01.

2009 № 144-О-П, согласно которой у судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций существует обязанность отменить решение арбитражного суда первой инстанции в случае рассмотрения им дела с нарушением правил подсудности и направить данное дело в тот арбитражный суд, к подсудности которого оно отнесено законом, вопрос о выработке единого подхода к применению ч. 4 ст. 36 АПК РФ приобрел еще более высокую актуальность и практическую значимость.

Первый подход (1) к применению ч. 4 ст. 36 АПК РФ заключается в том, что место исполнения договора, по которому предъявляется иск, может быть прямо указано в тексте договора либо определяться по правилам ст. 316 ГК РФ «Место исполнения обязательства».

Сторонники данного подхода в этом случае исходят из понимания договора как обязательственного правоотношения: его содержание отнюдь не исчерпывается пунктами, имеющимися в тексте договора, многие его условия определяются императивными и диспозитивными нормами, а также обычаями делового оборота (п. 4 и 5 ст. 421 ГК РФ) (2).

Таким образом, предполагается, что если в тексте договора прямо не указано на место его исполнения (место исполнения сторонами своих обязательств по договору), то оно может быть «обнаружено» в содержании пунктов договора с помощью правил, установленных ст. 316 ГК РФ. Исходя из этой статьи, если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение должно быть произведено:

– по обязательству передать земельный участок, здание, сооружение или другое недвижимое имущество – в месте нахождения имущества;

– по обязательству передать товар или иное имущество, предусматривающему его перевозку, – в месте сдачи имущества первому перевозчику для доставки его кредитору;

– по другим обязательствам предпринимателя передать товар или иное имущество – в месте изготовления или хранения имущества, если это место было известно кредитору в момент возникновения обязательства;

– по денежному обязательству – в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо – в месте его нахождения в момент возникновения обязательства; если кредитор к моменту исполнения обязательства изменил место жительства или место нахождения и известил об этом должника – в новом месте жительства или нахождения кредитора с отнесением на счет кредитора расходов, связанных с переменой места исполнения;

– по всем другим обязательствам – в месте жительства должника, а если должником является юридическое лицо – в месте его нахождения.

При этом возможны следующие варианты решения возникающего в рамках данного подхода вопроса об определении места исполнения договора в случаях, когда места исполнения обязанностей сторон договора не совпадают.

Три вариации реализации подхода I

Сторонники первого варианта реализации этого подхода руководствуются тем, что договор имеет место исполнения, позволяющее определить подсудность договорного спора по ч. 4 ст. 36 АПК РФ, только тогда, когда места исполнения обязанностей сторон договора совпадают. В ином случае подсудность спора определяется по общим правилам, установленным ст. 35 АПК РФ.

Второй вариант реализации заключается в том, что ч. 4 ст. 36 АПК РФ применяется путем определения места исполнения обязанностей той стороны договора, к которой предъявляется иск.

Наконец, представители третьего варианта реализации первого подхода полагают, что применение ч. 4 ст. 36 АПК РФ связано с определением места исполнения обязательства, которое имеет решающее значение для содержания договора.

При установлении обязательства, имеющего решающее значение для содержания договора, предлагается исходить из положений п. 3 ст. 1211 ГК РФ.

Согласно данному пункту стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся, в частности:

– продавцом – в договоре купли-продажи;

– дарителем – в договоре дарения;

– арендодателем – в договоре аренды;

– ссудодателем – в договоре безвозмездного пользования;

– подрядчиком – в договоре подряда и т. д.

Подход II. Согласно второму подходу (3) в ч. 4 ст. 36 АПК РФ под договором понимается только договор-документ, поэтому данная норма подлежит применению лишь в случаях, когда в тексте договора содержится прямое указание на место его исполнения (место исполнения сторонами своих обязательств по договору).

Сторонники данного подхода полагают, что при решении вопроса о подсудности спора место исполнения договора не может определяться по правилам ст.

316 ГК РФ «Место исполнения обязательства», поскольку согласно буквальному смыслу данной статьи она применяется, если место исполнения обязательства не определено договором, а ч.4 ст.

36 АПК РФ предусматривает право выбора места предъявления иска, вытекающего из договора, в котором указано место его исполнения.

Данный подход основывается и на историческом толковании процессуального законодательства.

Так, в ст. 209 Устава гражданского судопроизводства содержалась норма, в соответствии с которой иски, возникающие из договора, где условлено место его исполнения, или из договора, исполнение которого по свойству обязательства может последовать только в определенном месте, предъявляются местному по исполнению договора суду.

Разъясняя указанную правовую норму, Е.В. Васьковский отмечал, что предъявление иска по месту исполнения договора допускается при том условии, если договор должен быть исполнен в определенном месте.

А это бывает в тех случаях, когда в самом договоре было обусловлено место его исполнения или когда исполнение по самому свойству обязательства или по специальному постановлению закона должно произойти в определенном месте (4).

Указанная норма практически дословно воспроизведена в ст. 28 ГПК РСФСР 1923 года: «Иски, возникающие из договоров, в которых означено место исполнения, или исполнение которых, по их свойству, может последовать только в определенном месте, могут быть предъявлены местному по исполнению договора суду».

Вместе с тем в ст. 118 ГПК РСФСР 1964 года была закреплена принципиальна иная формулировка схожей правовой нормы: «Иски, вытекающие из договоров, в которых указано место исполнения, могут быть предъявлены также по месту исполнения договора».

Совершенно аналогичная формулировка, не содержащая ссылки на свойство вытекающего из договора обязательства, была повторена в дальнейшем в ч. 9 ст. 29 ГПК РФ, а также в ч. 4 ст.

36 действующего АПК РФ, что дает веские аргументы в пользу вывода о том, что начиная с 60-х годов прошлого столетия законодатель пошел по пути определения подсудности по месту исполнения договора, которое прямо указано в тексте соответствующего договора.

Три вариации реализации подхода II

В рамках второго подхода к определению подсудности по месту исполнения договора также выделяются несколько вариантов его реализации.

Первый вариант реализации второго подхода заключается в следующем.

Если договор предусматривает наличие обязанностей у обеих сторон сделки, исполнение которых может производиться в разных местах, то указание в договоре места исполнения обязанностей одной из сторон сделки нельзя рассматривать в качестве установления места исполнения договора (то есть ч. 4 ст. 36 АПК РФ в данном случае не применима).

Если прямо определенные в тексте договора места исполнения обязанностей сторон сделки не совпадают и при этом отсутствует прямое указание на место исполнения договора в целом, то нельзя говорить о том, что контрагенты согласовали место исполнения договора в том смысле, который придается этому понятию ч. 4 ст. 36 АПК РФ.

Таким образом, условием применения ч. 4 ст. 36 АПК РФ является наличие в договоре прямого указания на место исполнения договора в целом и (или) прямых указаний на совпадающие места исполнения обязательств всех сторон договора.

Сторонники второго варианта реализации этого подхода (5) считают возможным говорить об определенности места исполнения договора в смысле, который придается данному понятию ч. 4 ст. 36 АПК РФ, если в договоре содержится прямое указание на место его исполнения обязанной стороной сделки – ответчиком по предъявленному в суд иску.

Третий возможный вариант реализации второго подхода состоит в том, что для применения ч. 4 ст. 36 АПК РФ необходимо прямое указание в тексте договора на место исполнения обязательства, которое имеет решающее значение для содержания договора.

Таким образом, представляется, что с учетом сложившейся в судебной практике неопределенности существует объективная потребность в выработке ВАС РФ разъяснений по применению ч. 4 ст. 36 АПК РФ.

Рим Опалев,к. ю. н., доцент кафедры гражданского процессаУральской государственной юридической академии,консультант отдела анализа и обобщения судебной практики ФАС УО,

г. Екатеринбург

Елена Реброва,магистр юриспруденции,начальник отдела анализа и обобщения судебной практики ФАС УО,

г. Екатеринбург

Источник: https://www.zakonia.ru/analytics/77/52544

О подсудности дел по спорам, возникающим из кредитных правоотношений

Место рассмотрения споров

22 мая 2013 года Президиумом Верховного Суда Российской Федерации был утвержден Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (далее по тексту Обзор), в связи с этим Управление  Роспотребнадзора  по  Ульяновской  области считает необходимым довести до сведения потребителей финансовых услуг следующую информацию.

Пунктом 2Обзора определено, что анализ судебной практики свидетельствует о том, что применение положений законодательства о подсудности дел по спорам, возникающим из кредитных правоотношений, не является единообразным.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что предоставление физическому лицу кредитов (займов) является финансовой услугой, которая относится в том числе и к сфере регулирования Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» (подпункт «д» пункта 3).

В указанном постановлении (пункт 26) также разъяснено, что, если исковое заявление подано в суд потребителем согласно условию заключенного сторонами соглашения о подсудности, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ.

Однако судья не вправе, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, возвратить исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Ранее аналогичная позиция нашла отражение в судебной практике Верховного Суда Российской Федерации в определении, вынесенном по делу со схожими фактическими обстоятельствами по иску гражданина к банку о признании недействительным условия договора банковского вклада о разрешении споров в суде по месту нахождения банка.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя состоявшиеся по данному делу судебные постановления об отказе в удовлетворении исковых требований, исходила из положений части 7 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”.

При этом Судебная коллегия указала, что законодателем в целях защиты прав потребителей, в частности (по данному делу) граждан-вкладчиков как экономически слабой стороны в договоре, введены дополнительные механизмы правовой защиты, в том числе и в вопросе определения подсудности гражданских дел с их участием.

Включение банком в договор присоединения (статья 428 ГК РФ), в том числе в договор срочного банковского вклада, положения о подсудности спора конкретному суду (в частности, по месту нахождения банка) ущемляет установленные законом права потребителя (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 мая 2011 года № 5-В11-46).

Таким образом, судебная практика исходит из возможности оспаривания гражданином на основании части 7 статьи 29 ГПК РФ, пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» условия договора о территориальной подсудности споров в тех случаях, когда оно включено контрагентом в типовую форму договора, что с учетом предусмотренного вышеназванными нормами правила об альтернативной подсудности, а также положений статьи 421 и пункта 2 статьи 428 ГК РФ о его действительности и об условиях расторжения или изменения договора присоединения не нарушает прав заемщика – физического лица только тогда, когда он имел возможность заключить с банком кредитный договор и без названного условия.

В то же время, если содержащееся в кредитном договоре условие, определяющее территориальную подсудность дел, возникающих между спорящими сторонами кредитных отношений, в установленном законом порядке не оспаривалось и является действительным, то это условие продолжает действовать и на день рассмотрения дела судом.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконным судебное постановление о возвращении на основании пункта 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ искового заявления банка о взыскании кредитной задолженности с заемщика, поданного в суд в соответствии с условием кредитного договора о территориальной подсудности спора, по следующим основаниям.

В соответствии со стаей 32 ГПК РФ, регулирующей договорную подсудность, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 данного Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Из вышеназванной нормы следует, что стороны вправе изменить соглашением между собой установленную законом территориальную подсудность дела до принятия судом заявления к своему производству.

Стороны не вправе изменить исключительную и родовую (предметную) подсудность, которая определена законом.

Соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор, в том числе и договор присоединения.

Указание на то, что все споры, связанные с договором кредитования, подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции по месту нахождения банка или его обособленного подразделения, выдавшего кредит, содержится в пункте кредитного договора, заключенного между банком (истцом) и заемщиком – физическим лицом (ответчиком).

Руководствуясь принципом диспозитивности гражданского процесса, стороны, воспользовавшись правом выбора между несколькими судами, определили подсудность для всех дел, связанных с исполнением кредитного договора, в том числе и для данного дела.

Поскольку соглашение сторон об определении территориальной подсудности, достигнутое на основании статьи 32 ГПК РФ обязательно не только для сторон, но и для суда, то предусмотренных законом оснований для возвращения искового заявления, поданного банком в суд согласно договорной подсудности, у суда не имелось.

Соглашение об изменении территориальной подсудности было заключено между сторонами до подачи искового заявления в суд в установленном законом порядке, никем не оспаривалось и недействительным не признавалось (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2009 года № 5-В09-115).

2.1.

Правоприменительная практика свидетельствует, что в судах еще не сложился единообразный подход к решению вопроса о территориальной подсудности рассмотрения дел, связанных с обращением взыскания на недвижимое имущество, заложенное в обеспечение возврата кредита. В связи с этим у ряда судов возникает вопрос о правомерности применения к рассматриваемым отношениям правила об исключительной подсудности, предусмотренного статьей 30 ГПК РФ.

Следует признать обоснованной сложившуюся судебную практику, которая исходит из того, что требование об обращении взыскания на заложенное в обеспечение возврата кредита недвижимое имущество не является самостоятельным спором о правах на это имущество.

Материально-правовой предпосылкой такого рода спорных отношений является неисполнение должником кредитного обязательства, предполагающее удовлетворение требований кредитора за счет стоимости предмета залога, в связи с чем, статья 30 ГПК РФ к кредитным отношениям применению не подлежит.

Данный подход к разрешению споров о подсудности однозначно установился в судах Республики Башкортостан, Кабардино-Балкарской Республики, Алтайского и Ставропольского краев, а также в судах Белгородской, Брянской, Волгоградской, Иркутской, Липецкой, Новосибирской, Орловской, Самарской, Свердловской, Ульяновской и Псковской областей (по материалам судебной практики).

Так, определением районного суда было отказано в удовлетворении ходатайства представителя ответчика о передаче по подсудности в другой районный суд того же города гражданского дела по иску банка к заемщику (физическому лицу) о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о передаче дела по подсудности по месту нахождения заложенного недвижимого имущества, суд первой инстанции исходил их того, что требование об обращении взыскания на предмет залога не является виндикационным, а является одним из способов удовлетворения денежных требований истца, поэтому на данный иск не распространяются положения статьи 30 ГПК РФ об исключительной подсудности.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда при вынесении определения об оставлении указанного определения суда первой инстанции без изменения исходила из того, что иски об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не относятся к искам о правах на такое имущество, а связаны с разрешением вопроса о преимущественном получении кредитором залогодателя удовлетворения из стоимости заложенного имущества перед другими кредиторами должника. Спор о праве на недвижимое имущество, с которым закон связывает правило об исключительной подсудности споров, в данном случае отсутствует (по материалам судебной практики Новосибирского областного суда).

Определением судьи районного суда на основании пункта 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ было возвращено исковое заявление кредитной организации к гражданину о взыскании задолженности по кредитному договору с обращением взыскания на заложенное имущество, поданное в суд по месту нахождения предмета залога. При определении подсудности истец сослался на статью 30 ГПК РФ, указав, что иски о правах на жилые и нежилые помещения предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов. Возвращая указанное заявление, как поданное с нарушением правил подсудности, суд исходил из того, что правило исключительной подсудности в данном случае неприменимо, поскольку заявленное в иске требование об обращении взыскания на заложенную квартиру путем ее реализации с публичных торгов не может расцениваться как спор о праве на недвижимое имущество (по материалам судебной практики Ульяновского областного суда).

Определением Иркутского областного суда оставлено без изменения определение Ангарского городского суда Иркутской области по делу о передаче дела по иску банка к заемщику об обращении взыскания на имущество, о взыскании суммы долга, процентов и пени по подсудности в Куйбышевский районный суд города Санкт-Петербурга.

При вынесении определения суд первой инстанции руководствовался положениями статьи 32 ГПК РФ, согласно которой стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его к своему производству. Соглашение о подсудности может быть включено в гражданско-правовой договор, в том числе и кредитный.

Судом установлено, что согласно условиям кредитного договора при возникновении разногласий между кредитором и заемщиком по вопросам исполнения договора споры рассматриваются по месту нахождения кредитора – законного владельца закладной.

Место нахождения кредитора, который является владельцем закладной, определено согласно его уставу в городе Санкт-Петербурге.

Поскольку соглашение сторон об определении территориальной подсудности, достигнутое на основании указанной статьи, обязательно не только для сторон, но и для суда, то при указанных обстоятельствах данное дело не могло быть рассмотрено Ангарским городским судом.

При этом суд не согласился с доводами истца о том, что в силу статьи 30 ГПК РФ данное дело подлежит рассмотрению в суде по месту нахождения недвижимого имущества, на которое должно быть обращено взыскание, так как правила исключительной подсудности на данное требование не распространяются.

Иск об обращении взыскания на заложенное имущество не является спором о правах на такое имущество, а связан с разрешением вопроса о преимущественном получении кредиторами залогодателя удовлетворения из стоимости заложенного имущества перед другими кредиторами должника (по материалам судебной практики Иркутского областного суда).

2.2. Определенные трудности на практике вызывает вопрос о том, признается ли действующим условие кредитного договора (договора поручительства) о подсудности спора по месту нахождения банка, согласованное между кредитором и заемщиком (поручителем), в случае уступки требования по просроченной кредитной задолженности третьим лицам.

Примером правильного применения законодательства по указанному вопросу является практика судов, которые, основываясь на положениях статьи 44 ГПК РФ, исходят из того, что правопреемство в материально-правовых отношениях влечет за собой и процессуальное правопреемство.

При уступке права требования банком другому лицу сохраняют силу положения о договорной подсудности, согласованные в договоре первоначального кредитора с должником. Однако следует учитывать, что новый кредитор имеет право на предъявление иска по тем правилам о подсудности, которые согласованы в договоре.

Например, если в кредитном договоре содержится условие о рассмотрении споров по месту нахождения банка с указанием его юридического адреса, то организация, в пользу которой была осуществлена уступка требования, имеет право на обращение в суд по месту нахождения первоначального кредитора (по материалам судебной практики Свердловского областного суда).

Отдел защиты прав потребителей 08.11.2013 года

Источник: http://73.rospotrebnadzor.ru/content/163/2497/

Согласование в договоре условий о подсудности

Место рассмотрения споров

Под договорной подсудностью подразумевается возможность сторон договора указать конкретный суд или правила определения суда, который будет компетентен на рассмотрение возникших из договора споров.

Согласно сложившейся правоприменительной практике, согласование в договоре условий о подсудности признается отдельным соглашением сторон независимо от того, было ли оно включено в текст договора или оформлено в виде отдельного документа. Также в случае признания недействительным самого договора или его части это никак не влияет на действительность соглашения о подсудности.

При согласовании условия о подсудности споров необходимо помнить также и об их подведомственности.

И если право сторон договориться о подсудности прямо предусмотрено законодательством, то возможность изменить подведомственность по соглашению сторон отсутствует.

То есть, стороны в договоре не могут предусмотреть условие, согласно которому спор, подведомственный суду общей юрисдикции, должен рассматриваться в арбитражном суде и наоборот. Такое условие изначально является ничтожным.

По общему правилу подсудность определяется местом нахождения или местом жительства ответчика. Тем не менее, опираясь на принцип свободы договора, сторонам предоставлено право самостоятельно определить компетентный по рассмотрению возникшего спора суд.

Стороны вправе самостоятельно изменить подсудность спора вплоть до принятия судом искового заявления к своему производству (ст. 32 ГПК РФ и ст. 37 АПК РФ). Исключение составляют споры, в отношении которых законодательством установлена исключительная и родовая подсудность (ст.

30 ГПК РФ и ст.ст. 34, 38 АПК РФ).

Можно предположить, что основной целью предоставления сторонам договора возможности самостоятельно согласовывать условия о подсудности является обеспечение принципа свободы договора, соблюдение которого в свою очередь должно способствовать исключению или сведению к минимуму количества споров относительно компетенции судов.

Представляется, что согласование сторонами компетентного суда должно облегчить вопрос об определении подсудности. Тем не менее, на практике не все оказывается настолько однозначно. К сожалению, стороны не всегда выражают свою волю достаточно ясно, а формулировки, встречающиеся в договорах, порождают еще большую путаницу.

Довольно часто при согласовании в договоре условия о подсудности можно встретить спорные формулировки, о том, что спор между сторонами рассматривается:

  • «по месту нахождения истца»;
  • «в арбитражном суде / суде общей юрисдикции»;
  • «в арбитражном суде / суде общей юрисдикции по выбору истца»;
  • «в арбитражном суде / суде общей юрисдикции, находящемся в городе Москве»;
  • «в Арбитражном суде города Омска» (неверное указание наименования суда) и другие.

Все названные формулировки, очевидно, являются не совсем точными. По некоторым из них сложилась определенная судебная практика. Проанализируем некоторые из таких формулировок более подробно.

1. «Споры в связи с настоящим договором подлежат рассмотрению по месту нахождения истца»

В данной ситуации стороны, в принципе, не указывают на рассмотрение спора в каком-либо конкретном суде. Как указано в п. 3.3 Постановления КС РФ от 01.03.

2012 № 5-П, «гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в своих принципах и основных чертах должно быть сходным для этих судов». Практика же этих судов, все-таки, отличается.

Так, например, арбитражные суды считают, что условие о подсудности спора по месту нахождения истца считается согласованным и не противоречит действующему законодательству.

Такие выводы подтверждаются многочисленной практикой арбитражных судов:

В Определении ВАС РФ от 09.09.2011 № ВАС-11749/11 по делу № А56 28854/2010 суд пришел к выводу о действительности условий о подсудности указав, что «Согласно пункту 10.9 заключенного сторонами договора все споры, вытекающие из действия данного договора, подлежат рассмотрению в арбитражном суде по месту нахождения истца.

Данный спор возник между сторонами из обязательств по договору.

Поскольку общество имеет юридический адрес: Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, город Советский, Северная промзона, промбаза № 2, строение 1, вывод апелляционного суда о том, что дело подлежит рассмотрению в Арбитражном суде Ханты-Мансийского автономного округа – Югры обоснован».

Источник: http://www.lidings.com/ru/articles2?id=103

Обзор судебной практики по вопросам подсудности дел арбитражным судам, Обзор судебной практики от 14 мая 2016 года

Место рассмотрения споров

Перед изучением Обзорарекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I.Основные положения о подсудности в арбитражном процессе

Согласно ч.1ст.34 АПК РФ дела, подведомственные арбитражным судам,рассматриваются в первой инстанции арбитражными судами республик,краев, областей, городов федерального значения, автономной области,автономных округов, за исключением дел, отнесенных к подсудностиСуда по интеллектуальным правам и арбитражных судов округов.

АПК РФ выделяет по сути три видаподсудности:

-Законную;

-Договорную;

-Исключительную.

По общему правилуст.35АПК РФ иск предъявляется в арбитражный суд по месту нахожденияили месту жительства ответчика.

При этом место нахожденияответчика определяется по правилам ч.2ст.54 ГК РФ, а местом его государственной регистрации натерритории РФ.

Место жительство – по правилам ст.2Закона РФ от 25.06.93 N 5242-1 “О праве граждан РоссийскойФедерации на свободу передвижения, выбор места пребывания ижительства в пределах Российской Федерации”.

Между тем закономдопускается возможность изменения данного правила или на основаниизакона, или на основании соглашения между сторонами.

Так, истец обладаетправом выбора по определению суда, в который будет подан иск, вслучаях, которые указаны в ст.36АПК РФ, например, по месту исполнения договора или местунахождения филиала, представительства, обособленного подразделенияответчика, если их спор вытекает из деятельности такогоподразделения (филиала, представительства), в других случаях.

Также стороны могут вдоговоре или отдельном соглашении изменить до принятия арбитражнымсудом заявления к своему производству подсудность дела. В этомслучае стороны конкретно должны оговорить в каком судерассматриваются споры.

Не рекомендуется просто цитировать закон вплане “по месту нахождения ответчика” или использовать формулировкинаподобие “по месту нахождения арендодателя”, поскольку судынеоднозначно воспринимают подобное, лучше конкретно сформулироватьусловие с указанием на конкретный суд. Хотя судебная практика инеоднозначна в данном вопросе.

Случаи исключительнойподсудности, когда иск должен предъявляться без учета общих правило подсудности, установлены в ст.38АПК РФ.

Передача дела поподсудности из одного суда в другой осуществляется в случаях и впорядке, указанном в ст.39АПК РФ.

Но при этом дело, принятое арбитражным судом к своемупроизводству с соблюдением правил подсудности, должно бытьрассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно сталоподсудным другому арбитражному суду. Споры о подсудности междуарбитражными судами в Российской Федерации не допускаются.

Важно: рассмотрение деласудом с нарушением правил о подсудности является самостоятельнымоснованием для отмены принятых по делу судебных актов, посколькуэто, согласно позиции Конституционного Суда РФ, воспринимается какнарушение права на справедливое рассмотрение дела законным составомсуда.
Внастоящем обзоре судебной практики рассмотрены споры, связанные вт.ч.

с разрешением вопроса о подсудности дел. В обзоре представленыследующие разделы:

-Общие правила о подсудности дел арбитражным судам (ст.34АПК РФ);

-Предъявление иска по месту нахождения или месту жительстваответчика (ст.35АПК РФ);

-Подсудность по выбору истца (ст.36АПК РФ). Споры, вытекающие из договора. Споры, связанные сдеятельностью филиалов;

-Договорная подсудность (ст.37АПК РФ);

-Исключительная подсудность (ст.38АПК РФ);

-Передача дела из одного арбитражного суда в другой арбитражный суд(ст.39АПК РФ).

1.Общие правила о подсудности дел арбитражным судам

1. Постановление Арбитражного суда Московскогоокруга от 25.03.2016 N Ф05-3652/2016 по делу NА40-159936/2015

Исковыетребования:

Овзыскании в солидарном порядке с ответчика как единственногоакционера и генерального директора АО-должника задолженности ипроцентов за пользование чужими денежными средствами.

Решение суда:

Исковое заявлениевозвращено в связи с неподсудностью дела арбитражному суду.

Позиция суда:

Поскольку ниАПК РФ, ни иные федеральныезаконы не содержат прямого указания на подведомственностьарбитражному суду дел, вытекающих из неосновательного обогащения сучастием гражданина, не имеющего статуса индивидуальногопредпринимателя, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводуо том, что заявленные исковые требования подлежат рассмотрениюсудом общей юрисдикции. Суду не представлено доказательств того,что истец имеет статус индивидуального предпринимателя. Из предметанастоящего иска не усматривается, что спор между сторонамиотносится к специальной подведомственности арбитражных судов.

2. Постановление Суда по интеллектуальным правамот 25.03.2016 N С01-211/2016 по делу N А65-23742/2015

Исковыетребования:

Овзыскании денежных средств за незаконное использование товарногознака в солидарном порядке, запрещении ответчикам использоватьтоварные знаки.

Решение суда:

Производство по делупрекращено в связи с неподсудностью данной категории деларбитражному суду.

Позиция суда:

На момент подачиискового заявления обществом о нарушении исключительных прав натоварный знак ответчик – К. не обладал статусом индивидуальногопредпринимателя, так как прекратил деятельность в качествеиндивидуального предпринимателя на основании собственного решения.К. также не был зарегистрирован в качестве индивидуальногопредпринимателя на момент подачи искового заявления обществом. Приэтом действующее законодательство не предусматривает нормы, всоответствии с которой спор о нарушении прав на товарный знак,возникший в связи с регистрацией и администрированием сходного достепени смешения или тождественного доменного имени, может бытьрассмотрен арбитражным судом с участием физического лица.

Не отнесена такаякатегория дел к компетенции арбитражных судов и ст.33АПК РФ, которая предусматривает специальнуюподведомственность дел арбитражным судам независимо от субъектногосостава правоотношений.

3. Постановление Арбитражного суда Московскогоокруга от 21.03.2016 N Ф05-20202/2015 по делу NА40-43996/2015

Исковыетребования:

Озащите права на товарный знак и взыскании компенсации.

Решение суда:

Кассационная жалобапередана судом округа по подсудности в Суд по интеллектуальнымправам.

Позиция суда:

Суд кассационнойинстанции пришел к выводу о том, что поскольку предметомзаявленного иска является требование о защите исключительных правна товарный знак, тогда как кассационная жалоба поступила вАрбитражный суд Московского округа 17.12.2015 (согласно оттискуштампа канцелярии суда на кассационной жалобе), то есть посленачала деятельности Суда по интеллектуальным правам, указаннаяжалоба с делом подлежит передаче по подсудности в Суд поинтеллектуальным правам.

4.

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420369556

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.