Доступ к правосудию в гражданском процессе

Загадки одного процесса. Доступ к правосудию

Доступ к правосудию в гражданском процессе

Более подробные обстоятельства дела и его фактических участников оставляю за рамками обсуждения, так как интерес представляет лишь мнение коллег по вопросам правоприменения соответствующих норм в рассматриваемом случае. Полагаю, что приведённой информации вполне достаточно для постановления выводов по теме. Вместе с тем, если всё же выяснится, что отсутствует какое-либо необходимое условие, то оно будет добавлено.

Краткое изложение обстоятельств

Истец, ознакомившись с текстом протокола последнего судебного заседания, обнаружил ряд расхождений в зафиксированных в нём пояснениях сторон, свидетельских показаниях, а также отсутствие некоторых значимых для рассмотрения дела обстоятельств, которые были рассмотрены в заседании.

Для уяснения значимости нарушений, допущенных в протоколе, отмечу, что в числе прочего, один из доводов представителя Истца было приведён в совершенно противоположном виде, несмотря на тот факт, что в материалах дела на момент составления спорного протокола имелась оформленная в письменном виде речь последнего (которая, впрочем, и была процитирована в протоколе с точностью до наоборот). Имелся и ещё целый ряд значимых нарушений.

Указанными обстоятельства Истец был поставлен в крайне невыгодное положение. С целью восстановления своих законных прав и интересов Истцом были составлены и вручены суду Замечания на протокол с указанием на допущенные ошибки и необходимость удостоверения их правильности.

Также Истцом было сделано заявление об участии в судебном заседании по вопросу рассмотрения Замечаний на протокол.

Между тем судебное извещение о назначенном судебном заседании по рассмотрению Замечаний в адрес Истца не поступило, так же, как и устная информация по данному вопросу. Как оказалось, суд и не планировал извещать Истца.

По итогам рассмотрения Замечаний судом было вынесено определение об их полном отклонении. Мотивов отклонения и хода суждений, определение, по мнению Истца, не содержит.

В дальнейшем Истцу в заявленных требованиях было отказано в полном объёме, а часть допущенных в протоколе ошибок была положена в основу решения суда.

Вопросы, выносимые на обсуждение

1) Обязан ли суд по заявлению участника процесса обеспечить участие последнего в судебном заседании по рассмотрению Замечаний на протокол?

2) Являются ли действия суда по необеспечению участия Истца в судебном заседании по рассмотрению Замечаний на протокол препятствием в доступе к правосудию?

3) Является ли данное нарушение основанием к отмене вынесенного судебного решения?

Моя позиция

Обозначу свою позицию по делу. В следующей части обсуждения «Правовое обоснование» приводятся нормы, из которых я исходил.

1) Положения ст. 232 ГПК РФ предусматривают рассмотрение замечаний именно в судебном заседании. Никаких ограничений в части возможности участия в данном судебном заседании лиц, участвующих в деле, указанная норма не содержит.

Кроме того, положения ч.1 ст. 35 ГПК РФ предоставляют лицам, участвующим в деле, широкий спектр прав.

Ч.2 ст. 45 Конституции РФ закрепляет право каждого на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом.

Ч. 1 ст. 46 Конституции РФ указывает на право судебной защиты.

Ч.3 ст. 56 Конституции РФ право на доступ к суду отнесено к таким правам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах.

На недопустимость ограничений законных прав в данной части, по моему мнению, указывает и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Лицом, участвующем в деле (Истцом) было сделано заявление о предоставлении ему возможности участия в судебном заседании по рассмотрению Замечаний на протокол с целью всестороннего, правильного и полного установления рассматриваемых обстоятельств, а также, при возникновении необходимости, дачи дополнительных пояснений.

Таким образом, была выражена воля Истца на участие в судебном заседании. Следовательно, при отсутствии законодательных ограничений на участие последнего в судебном заседании, у суда возникла обязанность известить его о дате рассмотрения Замечаний.

Иными словами, несмотря на то, что обязанность суда вызвать лицо в судебное заседание по правилам ст. 232 ГПК не предусмотрена ГПК РФ, но по ходатайству такого лица о вызове, в силу положений ч. 2 ст. 45, ч. 1 ст. 46, ч. 3 ст.

56 Конституции РФ в их совокупности с положениями ст. 35 ГПК РФ, такая обязанность возникает. Следовательно, судом грубо нарушено конституционное право на судебную защиту, справедливое и своевременное судебное разбирательство.

2) Полагаю, что в данном случае судом не приняты во внимание вышеуказанные нормы, чем нарушено одно из основных защищаемых Конституцией и международными нормами, право — право на доступ к правосудию.

Не может быть признано не противоречащим закону лишение стороны права на участие в судебном заседании, вопреки её заявлению об участии. Также необходимо учитывать отсутствие законодательных ограничений на подобное участие.

3) Представляется, что в соответствии с положениями ст.ст. 387, 391.9 ГПК РФ подобное нарушение является основанием для отмены судебного решения

Правовое обоснование

Конвенция о защите прав человека и основных свобод

Ст. 6: «1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия».

Конституция РФ

Ч. 2 ст.45: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».

Ч.1 ст.

46: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

Ч.3 ст.56: «Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 – 54 Конституции Российской Федерации».

Гражданский процессуальный кодекс РФ

Ч.1 ст.

35: «Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права…».

Ст. 153: «Судья, признав дело подготовленным, выносит определение о назначении его к разбирательству в судебном заседании, извещает стороны, других лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела, вызывает других участников процесса».

Ч.1 ст.

232: «Замечания на протокол рассматривает подписавший его судья – председательствующий в судебном заседании, который в случае согласия с замечаниями удостоверяет их правильность, а при несогласии с ними выносит мотивированное определение об их полном или частичном отклонении. Замечания приобщаются к делу во всяком случае».

Ст. 387: «Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов».

Ст. 391.9: «Судебные постановления, указанные в части второй статьи 391.

1 настоящего Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает:                                                                                                                                         

1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;

2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

3) единообразие в толковании и применении судами норм права».

P.S.: Крайне интересной представляется позиция уважаемых коллег по данному вопросу.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2013/7/9/zagadki_odnogo_processa_dostup_k_pravosudiyu

Право на доступ к правосудию

Доступ к правосудию в гражданском процессе

Право на судебную защиту, провозглашенное Конституцией, должно быть подкреплено системой обеспечительных средств, позволяющих на деле реализовать комплекс субъективных юридических прав, входящих в содержание одного из основополагающих принципов уголовного правосудия.

Система этих средств должна действовать равным образом для каждого вовлеченного в сферу уголовно-процессуальных отношений, безотносительно к тому является ли лицо обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим или свидетелем по делу и даже вне зависимости от того, признан ли человек соответствующим участником уголовного процесса или нет.

Володина Л.М.

Право каждого на свободный доступ к правосудию закреплено в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в ст.

14 Международного Пакта о гражданских и политических правах и других международно-правовых документах.

В Российской Федерации право каждого на защиту прав и свобод, в том числе и на судебную защиту, закреплено в статьях 45, 46 и 52 Конституции.

https://www.youtube.com/watch?v=GBJyMiA-zFw

Право на судебную защиту, провозглашенное Конституцией, должно быть подкреплено системой обеспечительных средств, позволяющих на деле реализовать комплекс субъективных юридических прав, входящих в содержание одного из основополагающих принципов уголовного правосудия. Система этих средств должна действовать равным образом для каждого вовлеченного в сферу уголовно-процессуальных отношений, безотносительно к тому является ли лицо обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим или свидетелем по делу и даже вне зависимости от того, признан ли человек соответствующим участником уголовного процесса или нет. Действие обеспечительного механизма подчинено в первую очередь целевым установкам, заданным законом: от того, как определены эти цели, зависит уровень правового регулирования и его эффективность.

Цель уголовного судопроизводства определена ст. 6 УПК РФ: «уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию».

[1]

Эффективность любой системы, в том числе и правоохранительной, определяется слаженностью ее взаимодействующих элементов, иначе система «не срабатывает» либо становится малоэффективной.

Правозащитные механизмы должны быть отлажены настолько безупречно, чтобы человек, вовлеченный в орбиту уголовно-процессуальных отношений, не обладая профессиональной подготовкой, знаниями в области юриспруденции, мог ориентироваться в способах и средствах защиты своих прав и законных интересов.

Правоприменитель должен содействовать реализации права на беспрепятственное обращение в суд. В соответствии с толкованием решения Европейского Суда, данным по делу Эйри против Ирландии, выполнение обязательств по Европейской Конвенции требует не только не препятствовать реализации прав, но и совершения определенных позитивных действий, направленных на обеспечение доступа к правосудию.[2]

Право на всеобщность судебной защиты в УПК РФ не закреплено в качестве принципа уголовного судопроизводства.

Справедливость правосудия заключается не только в справедливости принимаемого решения, но и в справедливости процедуры его принятия. Об этом свидетельствует анализ становления уголовного судопроизводства, который рожден собственно потребностью человека найти справедливость,

По делу Моисеев против России от 9 октября 2008 г. Европейский Суд признал нарушением права на справедливое судебное разбирательство процессуальные нарушения, связанные с ограничением юридической помощи обвиняемому.

Суд отметил, что «орган обвинения фактически злоупотреблял своим доминирующим положением, отказываясь удовлетворить ходатайство адвоката заявителя о неограниченном доступе и угрожая ей уголовным преследованием».

Кроме того, Суд отразил в постановлении «очевидное нарушение конфиденциальности отношений адвоката с клиентом», а также ограничения доступа защиты к материалам дела.[3]

Анализируя судебную власть как инструмент самоограничения государства, И.Б. Михайловская пишет: «доступность судебной защиты определяется характером правового регулирования не только порядка обращения в суд, но и всей процедуры рассмотрения дел, а также организационно-техническими факторами, которые влияют на реальную возможность использования права на судебную защиту».[4]

Европейский Суд в своих решениях неоднократно подчеркивал обязательность соблюдения процедуры производства по уголовному делу.

Так, по делу Эдвардс и Льюис против Соединенного Королевства от 22 июля 2003 года Суд пришел к выводу о том, что непредоставление стороне защиты со ссылкой на государственные интересы материалов дела для ознакомления является нарушением пункта 1 статьи 6 Конвенции.[5] Решением Европейского Суда было признано нарушением процедуры неуведомление о времени заседания суда, рассматривавшего дело в надзорном производстве (дело Шаромова против России от 15 января 2009 г.).[6]

Уголовно-процессуальная форма, обеспечивая движение уголовного дела, должна включать не только регламентацию последовательности процессуальных действий, основания, условия, процедуру и сроки их производства, но и жесткую систему контроля законности, обоснованности и своевременности действий и принимаемых в ходе производства по делу решений. Из этого вытекает важнейшее требование международных стандартов – право на законную процедуру рассмотрения и разрешения дела.

https://www.youtube.com/watch?v=7nVo4WN8ya4

В постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. содержится ряд требований, которым должно соответствовать судебное разбирательство, обеспечивающее справедливость судебной защиты. В данный перечень входят:

а) установление на основе исследованных доказательств обстоятельств совершенного преступления, в связи с которым было возбуждено уголовное дело;

б) правильная правовая оценка события преступления;

в) установление конкретного вреда, причиненного преступлением обществу и отдельным лицам;

г) определение действительной степени вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния;

д) предоставленная обвиняемому и потерпевшему возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и изложить доводы, которые они считают необходимыми для ее обоснования.[7]

Иначе говоря, Конституционный Суд рассматривает обеспечение справедливости судебной защиты, прежде всего, с точки зрения доказанности обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Кроме того, Суд обращает внимание на правильность правовой оценки события преступления и степени вины, а также на одно из прав обвиняемого и потерпевшего и возможность его реализации. Представляется, что речь должна идти в целом о беспристрастной объективной оценке всех обстоятельств дела.

Что же касается права на доведение до сведения суда своей позиции по существу дела, то, безусловно, – это важнейшее из прав, однако при этом не упоминаются иные, не менее важные права названных участников процесса.

Право на справедливую судебную защиту, безусловно, предполагает право на справедливый приговор.

Справедливость приговора как требование, закрепленное в уголовно-процессуальном законе, означает доказанность всех обстоятельств уголовного дела, установления истины по делу, объективность, беспристрастность оценки обстоятельств дела, соответствие оценки деяния нормам материального права, а также соответствие наказания тяжести преступления. Назначение наказания по справедливости как воздаяние за содеянное зло предполагает соблюдение определенных правил, выражающихся, в частности, в индивидуализации наказания.

Приговор как акт правосудия есть собственно итог справедливой процедуры рассмотрения и разрешения уголовного дела, проведенной в соответствии с требованиями действующего закона.

Безусловно, лицо, заинтересованное в исходе дела, имеет право на исполнение судебного решения. Практика Европейского Суда имеет примеры, связанные с разрешением вопросов, касающихся жалоб на длительное неисполнение вступивших в законную силу судебных решений.

Несвоевременность исполнения решений суда признается нарушением ст. 6 Конвенции (например, дело Хорнсби против Греции).[8] Право доступа к правосудию должно быть обеспечено исполнением судебного решения, обладающего юридической силой.

Обязанность обеспечения решения суда лежит на государстве.

Право на судебную защиту как процессуальный институт, на наш взгляд, исходя из анализа судебной практики Европейского Суда по защите прав человека, есть комплекс процессуальных прав, относимых к ряду субъективных юридических прав индивида, включающий:

  • право на беспрепятственное обращение каждого в суд, в том числе – право на обжалование любых незаконных действий и решений должностных лиц и органов, осуществляющих производство по уголовному делу, препятствующих реализации права на доступ к правосудию или незаконно ограничивающих это право;
  • право на эффективное и своевременное расследование уголовного дела;
  • право на рассмотрение дела независимым судом;
  • право на легитимный (законный) состав суда;
  • право на беспристрастное рассмотрение и разрешение уголовного дела;
  • право на рассмотрение и разрешение дела в разумные (установленные законом) сроки;
  • право на законную процедуру рассмотрения и разрешения дела;
  • право на гласную процедуру рассмотрения дела;
  • право на состязательность процесса, обеспечиваемого равенством сторон;
  • право потерпевшего на адекватность средств защиты прав и законных интересов;
  • право на восстановление нарушенных прав и соответствующую компенсацию причиненного вреда;
  • право на пересмотр приговора вышестоящим судом;
  • право на исполнение судебного решения[9]

Право на судебную защиту должно быть обеспечено системой правовых гарантий, направленных на реализацию каждого из названных компонентов, входящих в содержание этого права. Представляется, что обеспечительный механизм должен включать в себя ряд элементов.

Структура механизма должна отражать форму расположения этих элементов и характер взаимодействия их сторон и свойств. Говоря языком философов: это – «совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его целостность».

[10] Таким образом, в содержание этого понятия, во-первых, входит некоторое число элементов и, во-вторых, расположение этих элементов таково, что оно предполагает достаточно устойчивую связь их между собою, чем собственно и определяется целостность структурного образования.

Обеспечение права на справедливую судебную защиту должно быть основано, прежде всего, на четко определенных законом целях и задачах уголовного судопроизводства, поскольку эффективность любого вида деятельности зависит от целевой программы и конкретизации задач как средств ее осуществления.

Право на справедливую судебную защиту должно быть обеспечено также четкостью процедур, представляющих собой порядок производства по уголовному делу, установленный законом.

Единство уголовно-процессуальной формы выступает как гарант справедливости и равных возможностей.

Юридическая сила обеспечительного механизма должна быть обусловлена системой принципов, отражающих потребности общественного развития.

К другим элементам этого механизма следует отнести четкую определенность прав всех участников уголовного процесса, обязанностей властных субъектов, осуществляющих производство по уголовному делу, и, безусловно, установленные законом в соответствии с требованиями международных стандартов процедуры, обеспечивающие эффективность правосудия.

Механизм как система звеньев, направленных на обеспечение права человека на судебную защиту, должен действовать так, чтобы все элементы, определяющие содержание этого права, могли быть реализованы наилучшим образом.

Бесспорно, право на доступ к правосудию существует для каждого, но по воле властных субъектов человек может быть лишен этого права. Правоприменитель должен содействовать реализации права на беспрепятственное обращение в суд.

В соответствии с толкованием решения Европейского Суда, данным по делу Эйри против Ирландии, выполнение обязательств по Европейской Конвенции требует не только не препятствовать реализации прав, но и совершения определенных позитивных действий, направленных на обеспечение доступа к правосудию.[11]

Источник: https://advokatsidorov.ru/dostup-k-pravosudiyu.html

О праве на доступ к правосудию

Доступ к правосудию в гражданском процессе

Право каждого на свободный доступ к правосудию закреплено в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, в ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в ст.

14 Международного Пакта о гражданских и политических правах и других международно-правовых документах.

В Российской Федерации право каждого на защиту прав и свобод, в том числе и на судебную защиту, закреплено в статьях 45, 46 и 52 Конституции.

https://www.youtube.com/watch?v=GBJyMiA-zFw

Право на судебную защиту, провозглашенное Конституцией, должно быть подкреплено системой обеспечительных средств, позволяющих на деле реализовать комплекс субъективных юридических прав, входящих в содержание одного из основополагающих принципов уголовного правосудия. Система этих средств должна действовать равным образом для каждого вовлеченного в сферу уголовно-процессуальных отношений, безотносительно к тому является ли лицо обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим или свидетелем по делу и даже вне зависимости от того, признан ли человек соответствующим участником уголовного процесса или нет. Действие обеспечительного механизма подчинено в первую очередь целевым установкам, заданным законом: от того, как определены эти цели, зависит уровень правового регулирования и его эффективность.

Цель уголовного судопроизводства определена ст. 6 УПК РФ: «уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию».

Эффективность любой системы, в том числе и правоохранительной, определяется слаженностью ее взаимодействующих элементов, иначе система «не срабатывает» либо становится малоэффективной.

Правозащитные механизмы должны быть отлажены настолько безупречно, чтобы человек, вовлеченный в орбиту уголовно-процессуальных отношений, не обладая профессиональной подготовкой, знаниями в области юриспруденции, мог ориентироваться в способах и средствах защиты своих прав и законных интересов.

Правоприменитель должен содействовать реализации права на беспрепятственное обращение в суд. В соответствии с толкованием решения Европейского Суда, данным по делу Эйри против Ирландии, выполнение обязательств по Европейской Конвенции требует не только не препятствовать реализации прав, но и совершения определенных позитивных действий, направленных на обеспечение доступа к правосудию.

Право на всеобщность судебной защиты в УПК РФ не закреплено в качестве принципа уголовного судопроизводства.

Справедливость правосудия заключается не только в справедливости принимаемого решения, но и в справедливости процедуры его принятия. Об этом свидетельствует анализ становления уголовного судопроизводства, который рожден собственно потребностью человека найти справедливость,

По делу Моисеев против России от 9 октября 2008 г. Европейский Суд признал нарушением права на справедливое судебное разбирательство процессуальные нарушения, связанные с ограничением юридической помощи обвиняемому.

Суд отметил, что «орган обвинения фактически злоупотреблял своим доминирующим положением, отказываясь удовлетворить ходатайство адвоката заявителя о неограниченном доступе и угрожая ей уголовным преследованием».

Кроме того, Суд отразил в постановлении «очевидное нарушение конфиденциальности отношений адвоката с клиентом», а также ограничения доступа защиты к материалам дела.

Анализируя судебную власть как инструмент самоограничения государства, И.Б. Михайловская пишет: «доступность судебной защиты определяется характером правового регулирования не только порядка обращения в суд, но и всей процедуры рассмотрения дел, а также организационно-техническими факторами, которые влияют на реальную возможность использования права на судебную защиту».

Европейский Суд в своих решениях неоднократно подчеркивал обязательность соблюдения процедуры производства по уголовному делу. Так, по делу Эдвардс и Льюис против Соединенного Королевства от 22 июля 2003 года Суд пришел к выводу о том, что непредоставление стороне защиты со ссылкой на государственные интересы материалов дела для ознакомления является нарушением пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Решением Европейского Суда было признано нарушением процедуры неуведомление о времени заседания суда, рассматривавшего дело в надзорном производстве (дело Шаромова против России от 15 января 2009 г.).

Уголовно-процессуальная форма, обеспечивая движение уголовного дела, должна включать не только регламентацию последовательности процессуальных действий, основания, условия, процедуру и сроки их производства, но и жесткую систему контроля законности, обоснованности и своевременности действий и принимаемых в ходе производства по делу решений. Из этого вытекает важнейшее требование международных стандартов – право на законную процедуру рассмотрения и разрешения дела.

https://www.youtube.com/watch?v=7nVo4WN8ya4

В постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. содержится ряд требований, которым должно соответствовать судебное разбирательство, обеспечивающее справедливость судебной защиты. В данный перечень входят…

Если данная тема вам интересна, читайте продолжение на сайте “Независимый советник“.

Кстати, в библиотеке нашего сайта имеется множество книг и справочников, содержащих советы юристов по различным отраслям права, которые можно скачать бесплатно.

Чтобы читать новые публикации, обязательно ставьте лайки, делитесь материалами и подписывайтесь на канал. Наша задача – делиться с вами только полезной информацией.

А если нужна бесплатная консультация или совет юриста, переходите по этой ссылке.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/advokatsidorov/o-prave-na-dostup-k-pravosudiiu-5f06ab2c345ba661493b8196

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.